06.05.2020

Правительство не будет «разбрасывать деньги с вертолета»

Правительство не будет «разбрасывать деньги с вертолета»

По мнению министра, изложенному в интервью  газете «Ведомости», мы проживем и при цене нефти в 10 долларов за баррель, бизнес следует поддержать в вопросе сохранения занятости и после выхода из простоя, а тратить деньги, не ориентируясь на возможности, — опасно для бюджета и, соответственно, для макростабильности.

О поддержке и налогах

<…> Приняты уже два антикризисных пакета. Во втором предусмотрены меры сохранения занятости и поддержки малого и среднего бизнеса из пострадавших отраслей. Третий пакет, который сейчас готовится, будет направлен на то, чтобы помочь предприятиям выйти из вынужденных каникул, помочь им развиваться после двух месяцев остановки, поддержать с оборотным капиталом. <…> Будем продолжать бюджетными ресурсами содействовать сохранению занятости и спроса, стимулировать предпринимателей к новым инвестициям и развитию новых производств. В первую очередь речь пойдет о малом и среднем бизнесе пострадавших отраслей.

<…> Сумма поддержки будет увеличиваться. Пока принято решение на 2,8% ВВП, но это без учета того, что мы для поддержания запланированных расходов тратим средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) и осуществляем дополнительные заимствования. <…> С учетом этих денег поддержку экономики можно оценить более чем в 6,5% ВВП.

<…> Если бы мы печатали резервные валюты, можно было бы и «с вертолета деньги разбрасывать», потратить триллионы рублей. Но ведь задача не соревноваться, кто больше потратит, а помочь тем, кто в первую очередь нуждается в поддержке. Нужно помочь бизнесу сохранить работников, помочь людям оплачивать первоочередные расходы на питание, жилье, кредиты.

<…> Пострадавшие малые предприятия получают шестимесячные отсрочки по налогам и кредитам, по арендным платежам, беспроцентные кредиты на зарплату и гранты в размере МРОТ на сотрудника. Вы говорите МРОТ — это мало, но для малых предприятий, если брать белые зарплаты, это 70% от фонда оплаты труда, не так уж и мало получается. Да, кто-то платил в конвертах, но это уже на совести этих компаний.

Сейчас наша задача — помочь предприятиям после выхода из вынужденных каникул. Поэтому и было решено после завершения действия налоговых отсрочек предоставить рассрочку по этим долгам еще до года.

<…> Списание долгов не самый лучший метод: можно реструктурировать долги, в том числе налоговые. Мы рассматриваем меры, которые помогли бы предпринимателям минимизировать груз обязательств, который накопится к моменту выхода из простоя.

<…> Обсуждается не снижение налогов, а налоговый стимул, который позволит предпринимателям наращивать активность. Кардинально менять налоги не планируется.

<…> [О депозитах физлиц] Никаких заморозок и конвертаций не планируется.

О ценах на нефть

<…> Лет пять назад, если бы нефть Urals стоила дешевле $15 — т.е. бюджет не получает ни копейки нефтегазовых доходов — это был бы кризис. А сейчас на нефть уже не так обращают внимание, потому что мы создали необходимые финансовые буферы и даже при цене $10 проживем. <…> В  этом году мы ждем около $30 за баррель (в среднем по году с учетом довольно высоких цен в I квартале), в следующем — немногим больше

О доходах, расходах и росте госдолга

<…> Есть несколько сценариев, все они не очень оптимистичные. За базовый мы взяли сценарий сокращения ВВП на 5% в этом году, что соответствует оценкам ЦБ. Доходы бюджета будут примерно на 4 трлн рублей меньше, чем планировалось, в том числе минус 1,5 трлн нефтегазовых доходов (по сравнению с их базовым уровнем) и около 2 трлн ненефтегазовых. Дефицит бюджета будет около 4% ВВП. Мы не режем расходы, даже наоборот, их увеличиваем, поэтому будем задействовать средства ФНБ и займы, чтобы профинансировать как текущие обязательства, так и антикризисные программы.

Для финансирования дополнительных расходов, связанных с поддержкой экономики, будут использованы доходы от сделки по приобретению Сбербанка у ЦБ (покупка оплачена из ФНБ, и бюджет получает часть суммы назад в виде прибыли ЦБ. — «Ведомости»), а это 1,07 трлн рублей в этом году. И нужно останавливаться на таком увеличении расходов (по закону о бюджете расходы составляли 19,7 трлн рублей, с учетом дополнительных доходов в виде прибыли ЦБ они могут быть увеличены до 20,7 трлн. —  «Ведомости»). Плюс остатки, которые перешли с прошлого года, — 1,1 трлн рублей, из них часть будет потрачена. В этом году нельзя допустить значительного неисполнения бюджета, хотя форс-мажор <…>

<…> Я бы не стал делить расходы на нацпроекты и не нацпроекты. <…> Мы исходим из такого принципа: что уже реализуется, а что еще не начали, есть ли контракты, можно ли перенести мероприятие на более поздний срок без особых последствий для экономики. Социальные обязательства, разумеется, будут выполнены полностью.

<…> Мы действительно собираемся дополнительно занимать для компенсации выпадающих ненефтегазовых доходов от 1,5 до 2% ВВП. <…> Пока госдолг небольшой, по состоянию на 1 января 2020 года он составил 12,3% ВВП. Многие говорят — давайте удвоим его, ничего страшного не будет. <…> Но если в этом году мы должны выплатить по долгам около 700 млрд рублей, то через три-четыре года — уже 1,5 трлн. А сверх этого надо еще заимствовать для финансирования расходов. Не хочется влезать в долговую спираль.

Да, многие страны наращивают займы. Но у нас стоимость госдолга высокая. Мы сейчас занимаем под 5,5 — 6,3%, развитые страны — меньше чем под 1%. Ежегодно мы уже платим более 800 млрд рублей одних процентов, если удвоим привлечения, будем платить уже около 1,5% ВВП, а это более 6% всего бюджета — придется сокращать другие расходы.

<…> Мы не хотим тратить много из ФНБ, растратить его за два года было бы неправильно.

<…> Мы пришли к оптимальной бюджетной формуле, или бюджетному правилу, когда достигается бюджетный баланс при базовой цене нефти (сейчас она $42,4 за баррель). Временно — на срок реализации нацпроектов — к расходам было добавлено еще 0,5% ВВП для увеличения финансирования инфраструктуры. Такая конструкция дает устойчивость бюджету, возможность прогнозирования предельных трат государства, не создает рисков для выполнения принятых обязательств. <…> Поэтому, когда сегодня предлагают забыть бюджетное правило, тратить деньги, не ориентируясь на возможности, — это опасно для бюджета и, соответственно, для макростабильности.

Материалы по теме

Остаться в живых

Третьей стала: в Свердловской области ограничили продажу алкоголя

Ростех создаст экспертный центр по финансовому оздоровлению предприятий

Авиакомпаниям будет выделено 23 млрд рублей

Механизм выдачи беспроцентных кредитов малому и среднему бизнесу для выплаты зарплат сотрудникам не работает

Главе Минэка отказали в беспроцентном кредите