04.08.2021

Волну корпоративных банкротств удалось сдержать

Волну корпоративных банкротств удалось сдержать

По итогам второго квартала этого года в экономике России зафиксирован слабый рост интенсивности корпоративных банкротств

По итогам второго квартала 2021 года существенного всплеска банкротств в статистике не зафиксировано, — следует из очередного анализа статистики корпоративных банкротств Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП).   Основная особенность этого периода — число банкротств находится ниже докоронакризисных значений.  Во всех отраслях число банкротств по итогам второго квартала этого года оказалось выше, чем годом ранее, когда действовал период действия моратория и нерабочих дней, но при этом ниже допандемийного второго квартала  2019 года.  За второй квартал этого года число юрлиц-банкротов в экономике выросло на 1,3% относительно первого квартала  2021 года,  по отношению к аналогичному периоду прошлого года статистика фиксирует динамику на уровне + 32,8%, но это  на 18,7%  ниже второго квартала 2019 года.

Статистика указывает на  проблемные зоны в отраслевом разрезе. Выше других отраслей динамика банкротств в торговле, строительстве, электроэнергетике, пищевой промышленности, а также в секторе обрабатывающей промышленности. Пожалуй, самая тревожная ситуация в машиностроительном комплексе, где рост числа юрлиц-банкротов происходит седьмой месяц подряд.  Лучше других в отраслевом разрезе выглядят сектор коммерческих услуг, транспорт и сельское  хозяйство, в этих секторах  число банкротств снижется три месяца подряд.  

В списке 25 крупнейших по выручке юрлиц-банкротов второго квартала 14 компаний вели деятельность в сфере торговли, 4 строительных компаний и 2 производственных предприятия. При этом в данном списке 11 московских компаний.

Региональный разрез указывает на негативные тенденции в 22 субъектах РФ, в этих регионах число юрлиц-банкротов по итогам второго квартала этого года оказалось больше, чем было в этом же периоде докризисного 2019 года. Авторы исследования наибольшую интенсивность банкротств юридических лиц зафиксировали в нескольких крупных регионах: Тюменская область (0,135%), Хабаровский край (0,107%), Ростовская область (0,103%), Московская область (0,103%), Курская область (0,1%) и Волгоградская область (0,1%)

Обычно после каждого кризиса статистика фиксирует всплеск банкротств. Аналитики ЦМАКП видят несколько причин иной реакции бизнеса на этот раз:   

— Во-первых, существенная часть предбанкротных компаний могла воспользоваться разработанным механизмом судебной рассрочки, в рамках которого компании из наиболее пострадавших отраслей из списка ФНС в случае существенного падения выручки могли утвердить план реструктуризации в суде на несколько лет даже в том случае, если они не договорились с кредиторами. Во, вторых, в условиях коронакризисного шока кредиторы и «защищенные мораторием» должники вероятно всего пошли на досудебное урегулирование споров, для этого они могли договориться об отсрочке или реструктуризация выплат. Учитывая низкую эффективность банкротств в стране, такая модель бизнесу представляется более правильной. Сдержать волну банкротств позволил и комплекс антикризисных мер, принятых в условиях повышенной неопределенности 2020 года. И наконец, нужно принимать во внимание тот факт, что  после снятия моратория 7 января этого года потенциальный рост отложенных банкротств не мог быстро отразиться в статистике: между датой подачи заявления о начале процедуры банкротства и датой решения арбитражного суда о признании должника банкротом, как правило, наблюдается заметный временной лаг (процедура банкротства требует несколько месяцев).  При этом стоит отметить, что в первые месяцы после снятия моратория динамика числа сообщений кредиторов о намерении обратиться в суд с заявлением о банкротстве юридических лиц не указывала на чрезмерно активные действия кредиторов по использованию данной процедуры. 

Выводы исследования коррелируют и с наблюдениями за этими тенденциями руководителя екатеринбургского офиса юридической фирмы «Арбитраж.ру» Артема Комсюкова .

—  Артем, чем по вашему мнению можно объяснить отсутствие всплеска банкротств после кризисного 2020 года?

— На мой взгляд, сыграло несколько разнонаправленных факторов. Во-первых, в какой-то мере меры господдержки были эффективны, в том числе и моратории. Во-вторых, многие юридические лица все еще с недоверием относятся к институту банкротства, само слово банкротство их пугает. В-третьих, сопровождение процедуры банкротства — это весьма затратное мероприятие, в большинстве случаев необходимо предоставить денежные средства для финансирования процедур несостоятельности на депозит суда, то есть изъять из оборота и приморозить значительную денежную сумму. А этих денег либо нет, либо нет желания их изымать из своей экономики.

— Можно ли выделить специфику банкротных   дел компаний в 2021 году?  Каковы основные причины выхода на процедуру банкротства компаний?

— В 2021 году много дел возбуждается по заявлениям либо представителей крупного бизнеса, которые не боятся изъять из оборота денежные средства, либо по заявлению госструктур, например, налоговой инспекции. Например, несколько наших клиентов после получения решения о взыскании отказываются от идеи подачи заявления о признании должника банкротом, поскольку не хотят, что называется, «приморозить» около полумиллиона рублей на депозите суда. Они считают, что лучше обратиться  службу судебных приставов.

— Ваш прогноз динамики банкротств до конца этого года, какие факторы будут оказывать влияние на этот процесс?

— Я считаю, что рост количества дел о банкротстве будет сохраняться в тех же пределах, что и в первом и втором кварталах 2021 года. И будет это продолжаться, пока не улучшится экономическая ситуация на национальном рынке.

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов полагает, что ожидании всплеск банкротств изначально было неоправданным:

— Банкротство в основном складывается в результате накопительного итога деятельности компании и редко это ограничивается каким-то небольшим периодом. Пандемия, конечно, существенно снизила темпы роста экономики и затормозила некоторые предприятия, но во многом это все было компенсировано мерами государственной поддержки и силами самих предприятий, которые пытались выбраться из этой ситуации. Но не стоит забывать о том, что был введен мораторий на банкротство компаний, которые входили в число пострадавших отраслей. Мораторий распространялся  и на предъявление исполнительных листов. Это достаточно существенное послабление, отсутствие возможности подать заявление о банкротстве явилось сдерживающим фактором, который оттянул статистику назад или оставил ее на месте.

 Старший юрист направления банкротства Crowe CRS Legal Антон Фомин однако не считает, что тенденция снижения интенсивности банкротств  получит закрепление и дальше.  По его мнению отсутствие всплеска банкротств в первой половине 2021 года можно объяснить в первую очередь тем, что мораторий на возбуждение дел о банкротстве закончился лишь 7 января 2021 года:

— При активности кредиторов по вопросу взыскания через процедуру банкротства можно предположить, что основной массив заявлений поступил в суды в течение 1-2 квартала 2021 года и с учетом законных сроков на проведение процедуры наблюдения компании будут признаны банкротами в конце 2021 года, начале 2022 года. Таким образом, сейчас мы  наблюдаем некоторый отложенный эффект, связанный с действием моратория, поэтому текущая статистика может создать впечатление, что кризисные явления не повлекли за собой существенное увеличение числа банкротств, однако, это не так, и к концу года мы сможет наблюдать более объективную картину.

 По мнению Антона Фомина  в дальнейшем можно прогнозировать увеличение числа банкротств компаний, попавших под мораторий, в том числе в таких сферах,  как гостиничный бизнес, строительство, общественное питание, транспортная деятельность, организация досуга и развлечений, розничная торговля, машиностроение:

 — Произойдет естественное реформирование отраслей наиболее пострадавших во время кризиса. Вместе с тем, одной из основных целей закона о банкротстве является перераспределение имущественной массы несостоятельного должника по максимальной цене в пользу платежеспособных участников рыночных отношений. Синергия от такого процесса очевидна: кредиторы получают максимальное удовлетворение, а имущество вновь становится вовлеченным в хозяйственный оборот.