Рейтинг предпринимательских университетов и бизнес-школ – 2021

October 10, 2021

Дмитрий Толмачев, Кристина Чукавина, Екатерина Игошина, Дарья Сажина, Ирина Перечнева

Как вузам успешно сдать техноэкзамен  

Чтобы кратно увеличить число технологических предпринимателей, российским университетам предстоит не только изменить образовательные программы, но и зарядить молодежь новой энергией 

Итоговый рейтинг «предпринимательских» университетов и Рейтинг «предпринимательских» университетов и бизнес-школ: срез по бизнес-образованию (xls)

Интервью с основателями стартапов

«Мы уже скоро придем к созданию беспилотных электрических дронов, потому что это сильно повышает урбанистическую мобильность.  И мне кажется, кадры из фильма «Пятый элемент» перестанут быть фантастикой. Технологии для этого есть, это просто вопрос времени», — рисует будущее постпандемийного мира Сергей Терентьев, сооснователь стартапов QIWI, Flapper и  B9, участник четвертной волны исследования предпринимательских университетов и бизнес-школ, проводимого Аналитическим центром «Эксперт».  И не исключено, что такого рода решения, которые перевернут мир, будут предложены небольшой командой стартапа какой-нибудь страны. Поэтому сейчас критически важно наращивание мощи технологического предпринимательства. Одну из ключевых функций в этом процессе выполняют университеты. Как показала дискуссия на круглом столе «Успех технологических стартапов российского происхождения на международном рынке: роль университетов и бизнес-школ», университеты готовы меняться, чтобы поддержать новую технологическую повестку.

Исследование АЦ «Эксперт» является частью комплексного коммуникационно-аналитического проекта, который был запущен в 2016 году с целью всесторонней оценки вклада российских университетов в развитие национальной экономики. В рамках проекта сформированы предметный рейтинг научной продуктивности вузов и индекс изобретательской активности российских университетов, карта интернационализации российских бизнес-школ и рейтинг предпринимательских вузов**. 

Одним из показателей весомости вклада российских университетов в развитие технологического предпринимательства в мире мы считаем заметные на глобальном рынке стартапы, созданные выпускниками вузов.  Исследование базируется на данных, агрегируемых одним из самых авторитетных источников в сфере технологического предпринимательства – базой Crunchbase (см. методологию). 

Где пустить корни для денег и технологий 

В ходе четвертной волны исследования мы сформировали базу из 2781 стартапа с российскими корнями. Их суммарный объем привлеченных инвестиций составил 11,3 млрд долларов, что почти вдвое превышает аналогичный показатель исследования 2020 года.

Наши расчёты показали: на протяжении 2012–2013 годов подавляющее число стартапов нашей выборки базировалось в России, но с 2014 года центр локаций сместился в США и остался там до конца исследуемого периода. Второе место по количеству зарегистрированных стартапов с переменным успехом делили Великобритания и Германия. Однако совокупно в странах Европы начиная с 2017 года наблюдается все больше зарегистрированных стартапов с российскими корнями – сейчас их число превосходит североамериканские штаб-квартиры. В 2020 году в Европе базируется уже более 50% стартапов, основанных выпускниками российских вузов. 

При этом в России прописаны только 25% стартапов, они суммарно привлекли более 1 млрд долларов инвестиций. Наиболее привлекательной российской локацией для стартапов является Москва, здесь размещено 70% от числа стартапов с локацией в России. С большим отрывом второе место занимает Санкт-Петербург (17% от числа стартапов с локацией в России). 

В целом, по нашим расчётам, 96% общего объема инвестиций, привлечённых стартапами российского происхождения, сконцентрированы в 25 странах. США, Великобритания, Россия, Германия, ОАЭ и Гонконг - так выглядит список лидирующих стран базирования стартапов по привлеченным инвестициям. Правда, наличие в этом списке ОАЭ объясняется лишь одной сделкой: в 2021 году Telegram Messenger привлек большую сумму инвестиций на территории этой страны. Что касается стартапов, зарегистрированных в Великобритании, то их практически в пять раз меньше, чем в США, однако инвестиционный разрыв между этими странами составляет всего 418 млн долларов, что говорит о разных соотношениях «количество-качество». 

На долю стартапов с американской штаб-квартирой и российскими корнями за последние два года приходится 32% ресурсов (см. таблицы 4 и 5).  Также возрос уровень интереса инвесторов к стартапам, базирующимся в Великобритании, Германии и Гонконге, в то время как доля России в объеме привлеченных инвестиций стартапами снизилась с 12,3% до 8%.

В целом анализ базы Crunchbase указывает на снижение числа созданных стартапов с 2016 года (см. график 1). Отчасти это можно объяснить отложенным эффектом: новые компании не сразу регистрируются в Crunchbase. Согласно статистике другой авторитетной системы PitchBook, венчурный рынок действительно показывает спад по числу сделок. Это относится и к стартапам российского происхождения, однако скорость уменьшения их числа несколько ниже общемирового показателя – 24% против 34% по миру.

 

Стартапы, созданные нашими соотечественниками после 2017 года, привлекают внимание инвесторов в силу своей амбициозности и потенциала роста. Хотя большинство из них закрываются через пару лет, возможно, среди них есть и будущие аналоги Tesla, Apple или Microsoft. Тем интереснее выявленный нами факт: в 2020-2021 годах наблюдается подъем уровня инвестиций на один стартап российского происхождения. Общий объем финансирования для этих стартапов по-прежнему остается низким по мировым меркам (221 млн долларов для стартапов, основанных в 2020 году, и 67 млн долларов для созданных в 2021 году). Однако для компаний, созданных в 2021 году, доля инвестиций на стартап достигла 11,7 млн долларов, что сравнимо с показателями 2014 года, когда венчурный рынок был на подъеме. (см. график 2).

Первая десятка наиболее успешных с точки зрения инвестиционной привлекательности компаний российского происхождения по-прежнему интересна международным инвесторам: девять из нее привлекли инвестиции в 2020 и 2021 году. Лидирующую позицию занял Telegram Messenger с рекордным числом суммарных инвестиций 2,7 млрд долларов.  В число фаворитов также вошли «единороги», по разным источникам оцененные в 1 млрд долларов: Revolut Николая Сторонского, Workato Алексея Тимановского, Arrival Дениса Свердлова и Personio Арсения Вершинина.

Приманка для инвесторов 

Отраслевой анализ стартапов указывает на смещение приоритетов мировых инвесторов. Компании из Crunchbase  2012-2014 годов основания по прежнему преимущественно привлекают инвестиции в проекты в сектора «Информационные технологии», «Торговля и услуги» и «Услуги для бизнеса» (см. таблицу 1), а вот для стартапов 2014 года основания на лидирующую позицию по инвестициям в последние два года вышла отрасль «Робототехника и искусственный интеллект». Кроме того, молодые стартапы более активны в транспортной отрасли, финтехе и медицине.

Между тем в отношении стартапов с российскими корнями приоритеты инвесторов за последние два года существенно не изменились (см. таблицы 2 и 3).

Информационные технологии по-прежнему находятся на лидирующей позиции, хотя их доля на рынке в последние два года сократилась на 3 п.п., что соответствует и общемировому тренду.  Кроме того, для стартапов российского происхождения в последние два года характерен рост инвестиций в проекты, связанные с робототехникой, ИИ и образованием.  В отличие от общемирового тренда, мы не увидели существенного роста инвестиций в медицинские и фармакологические проекты. Более детальный обзор отраслевых смещений представлен для трех лидирующих сттран по инвестициям (см. таблицу 6).

Вес диплома

Итак, в нашу выборку вошло 2,9 тыс. основателей стартапов с российскими корнями.  Из них 72.3% указали, что они имеют только российское образование, 57.2% имеют хотя бы одно российское техническое образование, 34.5% получили дополнительно к базовому хотя бы одно российское бизнес-образование. В зарубежные вузы предприниматели едут в основном за бизнес-образованием: 63% тех, кто учился за рубежом, осваивали специальности, связанные с экономикой, менеджментом и бизнесом, 4% основателей стартапов проходили акселерационные программы или изучали технологическое предпринимательство.

Почти у половины всех основателей стартапов есть хотя бы одно российское техническое образование, но при этом нет российского экономического образования. В среднем такие предприниматели привлекли 5,18 млн долларов на стартап. Среди тех, у кого есть российское экономическое, но нет технического образования, средние инвестиции на стартап составили 2,37 млн долларов.  Стартапы, у основателей которых есть и техническая, и экономическая база российского образования, демонстрируют средний уровень привлеченных инвестиций – 5,81 млн долларов. 

Примерно треть нашей выборки получали дополнительное образование в зарубежных вузах - они в среднем привлекли 6,84 млн долларов на стартап, тогда как те, кто не имеет зарубежного образования, в среднем привлекают 4,17 млн долларов на стартап. Среди первой десятки компаний с наибольшими привлеченными инвестициями половина их основателей имеют зарубежное образование (см. график 3). Лидирующая тройка стран получения зарубежного образования выглядит следующим образом: США, Великобритания, Франция. 

При этом далеко не все основатели стартапов сразу вышли на успешные проекты. Предприниматели нашей выборки в среднем успели поработать в трех компаниях до того, как создали свой первый стартап, и более половины из них занимали там управленческие должности. Основатели, занимавшие управленческие должности, привлекли суммарно 54,1% инвестиций всей выборки. 

Наиболее популярная сфера деятельности в карьерных траекториях — сектор информационных технологий: 62% выборки работали в IT-компаниях или занимали позиции, связанные с разработкой и программированием, и они привлекли 35,1% всех инвестиций. Пятая часть предпринимателей (23%) создали свой первый стартап в университетские годы (до 25 лет), причем объем привлеченных инвестиций такими основателями является внушительным, на их долю приходится 44,9% всех инвестиций выборки.

Многие опрошенные в ходе исследования предприниматели считают, что начинать стартап стоит как можно раньше и методом проб и ошибок идти к построению успешной технологической компании. Отчасти наши расчёты подтверждают эту гипотезу: основатели, создавшие свои первые компании до 25 лет, в среднем привлекают 12,7 млн долларов на стартап, что в три-четыре раза больше, чем среди других возрастных групп (см. график 4).

Портрет основателя  стартапа

Имея довольно обширную базу данных после четверной волны исследования, мы решили составить портрет основателей   стартапов с российскими корнями с применением алгоритма машинного обучения k-means и в результате сформировали пять групповых портретов предпринимателей. Условно мы дали группам названия: «Молодой технарь», «Опытный технарь», «Гуманитарий», «Стартапер», «Управленец».

К группе «Молодой технарь» алгоритм отнес преимущественно предпринимателей с российским техническим образованием, и из них мало кто получил дополнительное образование за рубежом. Средний возраст предпринимателей этой группы на 2021 год составляет 35 лет, а средний возраст, когда они создают первый стартап, 27 лет. 

В группу «Опытный технарь» включены основатели стартапов с российским техническим образованием, четверть из которых получали экономическое образование в зарубежных вузах. Средний возраст участников этого сегмента на 2021 год – 48 лет, свой первый стартап они в среднем основали в 41 год.

Группа «Управленцев» состоит из основателей преимущественно с базовым российским экономическим образованием, причем 40% из них имеют также зарубежную степень в сфере экономики, менеджмента или бизнеса. Средний возраст представителей данного сегмента на 2021 год составляет 36 лет, а первый стартап был основан ими в среднем по выборке в 28 лет.

Представители сегмента «Стартапер» обучались в российских вузах по разным направлениям, но дополнительное образование у всех из них имеет отношение к технологическому предпринимательству и стартапам. Средний возраст представителей этой группы 36 лет, а возраст запуска первого стартапа - 29 лет. 

«Гуманитарии» обучались в российских вузах по специальностям, не имеющим отношения к точным наукам или экономике, например, филологи, журналисты, психологи и др. Средний возраст представителей данной группы 37 лет, первый стартап они открывают в среднем в 30 лет.

Наиболее успешными в привлечении инвестиций оказались представители групп «Молодой технарь» (в среднем привлекают 5,7 млн долларов на стартап) и «Опытный технарь» (5,1 млн долларов на стартап). Меньше инвестиций получают «Управленцы» (2,3 млн долларов на стартап), «Стартаперы» (2,2 млн долларов) и «Гуманитарии» (1,9 млн долларов).  

Школы наставников 

Изучение базы стартапов в зависимости от образования их основателей позволяет нам сформировать рейтинг предпринимательских университетов. 

Всего в итоговый рейтинг вошло 43 российских вуза. Традиционно из основного рейтинга исключаются университеты, реализующие программы, связанные только с экономикой, менеджментом и бизнесом, эти университеты включены в отдельный субрейтинг бизнес-школ и университетов экономической направленности. 

Пятерка лидеров основного рейтинга остается неизменной несколько лет подряд, в нее входят МФТИ, НИУ ВШЭ, СПбГУ, МГУ им. М.В. Ломоносова и МГТУ им. Баумана. На выпускников этих вузов приходится более трети всех выявленных стартапов (38,1%). Из региональных вузов традиционно в лидеры входит только Новосибирский государственный университет (место 7-9). Больше всего стартапов (429) приходится на выпускников МГУ (см. график 7). Однако показатели финансовой успешности МГУ уступают СПбГУ: выпускники последнего привлекли в 1,7 раз больше суммарных инвестиций при количестве стартапов в три раза меньше, чем в МГУ. 

Среди региональных вузов в первую десятку по привлеченным инвестициям выпускниками помимо НГУ входят Южный федеральный университет, в основном за счет привлеченного финансирования в стартапы Paysend, SeeQC, AppFollow, и Томский государственный университет (его   статистику сделали стартапы Bench, Mighty Buildings, VXG).

Наиболее финансово успешные проекты представлены выпускниками СпбГУ - суммарно стартапы с участием выпускников этого вуза привлекли 3,4 млрд долларов (см. график 8). Правда, стоит отметить, что 83% этого объема инвестиций приходится на Telegram Messenger и Behavox. В десятку лидеров по доле поддержанных инвестициями проектов выпускников вошли МФТИ (52,5%), НГУ (50,6%), НИУ ВШЭ (50,2%). Вверх по списку в этом году продвинулись НИЯУ «МИФИ» (появление в базе успешных стартапов Personio, BitClave, EnXray), Московский авиационный институт (MobileGo, ServiceWhale, Donut Lab), СПбГЭТУ «ЛЭТИ» (в основном за счет стартапа Creative Destruction Lab (CDL), Южный федеральный университет (Paysend, SeeQC, AppFollow).

В субрейтинг университетов по экономическому и бизнес-образованию вошел 21 университет и бизнес-школа.  Бессменным лидером этого списка является НИУ ВШЭ, выпускники экономических специальностей которого создали за последние десять лет 176 стартапов с суммарным объемом привлеченных инвестиций 449,6 млн долларов (см. график 9). 

Наиболее успешные в привлечении инвестиций стартапы субрейтинга (см. график 10) основали выпускники РЭШ (суммарный объем 1,04 млрд долларов), СПбГЭУ (728,2 млн долларов), НИУ ВШЭ (449, 6 млн долларов), Финансовый университет при Правительстве РФ (293,9 млн долларов). РЭШ и НИУ ВШЭ имеют наибольшие доли поддержанных проектов в первой десятке рейтинга (55% и 52% соответственно).

Связи, кадры, управление

Как показала дискуссия в ходе круглого стола, сами инициаторы технологических проектов напрямую не связывают успешность своих стартапов с базовой специальностью, но выделяют отдельные элементы, которые заложили основу для инвестиционной привлекательности их проектов именно в стенах университета.

Для основателя стартапа Everytale Валерия Маковецкого (Балтийская Государственная Академия Рыбопромыслового Флота, Финансовый Университет при Правительства РФ, ВШЭ) главным ресурсом при получении высшего образования стал нетворк: «В ходе обучения у меня появилось много друзей, партнеров, с которыми я уже создал проекты.  На мой взгляд, окружение в университете намного больше влияет, чем сами знания, которые ты получаешь». 

По мнению Евгения  Лисовского ( Московский энергетический институт), сооснователя платформ Level Up Basket, ex-CMO LITRES.ru,  MoikaMoika.ru, ex-CEO MAPS.ME, OpenPlaceReviews.org, техническое образование дает широкий спектр навыков, умение погружаться в детали, разбираться в проблеме, решать сложные задачи. Но предприниматель уверен, что одного этого недостаточно: «Я знаю много очень крутых разработчиков, у которых достаточный набор навыков hard-skills, но сильно не хватает soft-skills.  А это необходимо для эффективного управления командой. Поэтому в современном образовании необходимо развивать предпринимательский опыт, причем чем раньше, тем лучше.  Нужно учить студентов не на бумажке рассчитывать бизнес-план, а на практике. Мне кажется, ответ на вопрос, что нужно изменить в системе образования лежит в этой плоскости. Для этого старые учебники об экономике нужно заменить на лекции действующих предпринимателей, которые бы рассказывали свой путь». 

По мнению сооснователя компании «Napoleon IT» Павла Подкорытова( ЮУрГУ) , сейчас образование не реагирует даже постфактум на изменяющиеся технологические тренды, а в идеале университетам эти тренды нужно бы научиться прогнозировать: «Нужно понимать, какие появятся на рынке новые продукты, сферы и начинать готовить к этому кадры. Мне, например, сейчас совершенно понятно, что экономике очень скоро будут нужны разработчики в области биоинформатики, но останутся ли они такими же востребованными через пять – десять лет? То есть нужно перейти от реакции к прогнозированию».

Новые парты для технологий

Сейчас уже очевидно, что вклад новых секторов в экономику во всем мире будет расти, и, чтобы конкурировать в национальном масштабе, нужен кратный рост технологического предпринимательства. Далеко не все стартапы запускаются сразу после окончания университетов, но именно в стенах вуза закладывается основа карьерной траектории, и дальнейшее развитие  новой экономики во многом зависит от способности вуза привлечь внимание молодежи к технологическому предпринимательству.  Поэтому от теоретических рассуждений вузы начали переходить к делу.  

— На уровне бакалавриата новые форматы запустить сложно, потому что здесь все процедуры жестко регламентирует государство, — делится опытом профессор кафедры менеджмента Новосибирского государственного университета Светлана Донецкая. — Экспериментировать мы можем только в магистерских программах, и мы разработали новую программу «Инновационное предпринимательство и менеджмент». В этом году мы увидели огромный интерес среди абитуриентов, потому что здесь две трети преподавателей — это действующие предприниматели. Во-вторых, мы организовали тесное взаимодействие с технопарком. Ребят с самого начала погружают в проект, представители технопарка создают команду из студентов и помогают им развиваться. В этом году будет первый выпуск. А новые ребята, которые только сейчас приходят, еще лучше – они уже приходят со своими проектами. Слух идет впереди программы, поэтому мы ожидаем, что нам удастся переломить сложившиеся модели обучения и через привлечение бизнеса в науку стимулировать создание технологичных проектов. Мы отошли от академического преподавания и надеемся, что это будет востребовано рынком.

Многие университеты делают акцент на создание инфраструктуры. По словам директора бизнес-инкубатора НИУ ВШЭ Нины Феодосиади, их площадка даёт возможность сделать первые шаги в предпринимательстве: «Наша задача — вовлечь как можно больше студентов, у которых есть интерес к созданию стартапов, и дать им среду, инструменты и сообщество для реализации своих идей. Для этого у нас действуют акселерационные, инкубационные программы и программы пилотирования совместно с партнерами, экспортный акселератор, а также Академия без кода. Все это помогает студентам устанавливать связи с инвесторами, развивать технологии, делать первые продажи и выходить на рынки.

Но кардинально переломить тренд в масштабе всей системы пока не удается, и одна причин состоит в том, что молодёжь еще не всегда воспринимает путь в предпринимательство как успешную карьеру (см. «Новый путь с учетом старых ошибок»).  В качестве решения проблемы часто предлагается заимствовать международный опыт. Однако это тоже следует делать критически. Исполнительный директор, руководитель молодежных акселераторов Школьного и Студенческого акселераторов «Сбера» Алексей Тузиков сам заканчивал Гарвардский университет и считает, что далеко не все в западных моделях можно перенимать, но есть два элемента, которые нашим университетам стоит изучить: «Во, первых, это настрой молодежи на успех, именно университет может зарядить энергией предпринимательства. Когда на каждую пару приходит, предприниматель, который учился в том же университете, и ты вместе с ним разбираешь кейс его компании, проблемы, сомнения, успехи, то у тебя возникает вопрос: «А чем я хуже?». И такая модель очень эффективна. Во-вторых, это обучение основам для быстрого запуска проектов. Нужно и можно давать очень простые прикладные знания, например, как работают финансы, потому что, когда выпускники подойдут к созданию стартапа, им нужно понимать, как его оценить. И им даются навыки, которые они уже сейчас могут применить». 

В мировой практике выпускники университетов приносят в свои альма-матер не только опыт, но и финансовые ресурсы, и это позволяет создавать базу для тестирования новых проектов будущим поколениям. На российском рынке такая модель тоже получает распространение, но пока это скорее исключения, говорит директор по развитию бизнеса Сколковского института науки и технологий Дмитрий Юмашев:

— Наши выпускники, основавшие успешные стартапы, приходят к нам и вкладываются в эндаумент-фонд. Конечно, пока это еще очень небольшие размеры, если сравнивать с Йельским или Стэнфордским университетами, размеры эндаумент-фондов у которых сравнимы с бюджетом Москвы. Тем не менее это позволяет поддерживать новые проекты наших студентов.

При реализации курса на поддержку технологического предпринимательства перед университетами встает вопрос, чему и как учить будущих предпринимателей, и каждый университет ищет свои подходы.  Вице-президент НИУ «Высшая школа экономики» Игорь Агамирзян считает, что акцент стоит делать на формирование предпринимательской культуры:

— В современном мире требования к успешному человеку сильно отличаются от того, что было в индустриальную эпоху. Это и цифровая грамотность, и soft-skills, и культура ведения коммуникаций. 

— Предпринимательство появляется благодаря двум аспектам: мышлению и инфраструктуре, — убежден ректор ИМИСП Ярослав Павлов. —  Формировать мышление нужно еще в начальной школе, приучая детей не бояться ошибок, принимать риск и не ждать наказания за оригинальные идеи. При этом вузам, работая со студентами или опытными руководителями, не стоит делать свои бизнес-школы и акселераторы. Намного эффективнее фокусироваться на своих сильных сторонах и сотрудничать с компаниями и бизнес-школами, совместно создавая развивающую инфраструктуру для предпринимателей. 

Слабость soft-skills, пожалуй, главный недостаток нынешнего образования, считает директор по акселерации кластера передовых производственных технологий, ядерных и космических технологий фонда «Сколково» Наталья Чернышева:

— Мы видим очень много здравых технологических идей, но предприниматели не всегда могут довести их до рыночного продукта. Поэтому нам кажется, что вузам стоит сосредоточиться на компетенциях именно в этом направлении. И это отчасти является причиной того, что многие технологии переезжают за рубеж и становятся частью зарубежных стартапов или просто скупаются зарубежными компаниями.

 — Сегодняшнему инженеру нужно знать экономику лучше, чем экономисту, иметь управленческие и рыночные компетенции, — соглашается и. о. директора Института инновационного проектирования и технологического предпринимательства Санкт-Петербургского государственного электротехнического университета «ЛЭТИ» Наталья Трифонова. По ее мнению, необходимо включить в образовательные программы инженерной подготовки принципы проектного обучения, гуманитарные дисциплины, а также модули, развивающие дизайн-мышление и рыночное знание.

Судя по всему, рынку не хватает объединения разрозненных усилий в этом направлении. 

— Нам нужно учить людей, как создавать команды, которые не только отработают содержание технологического стартапа, но и рассчитают его инвестиционную привлекательность и создадут «стартап-упаковку продукта».   Мы должны, во-первых, осознать, что технологические проекты в одиночку не делаются, а требуют усилий группы людей с разными компетенциями, — говорит проректор «РАНХиГС» Сергей Мясоедов. — Во-вторых, актуальной задачей для вузов является также накопление маленьких находок, удачных решений по работе с технологическими предпринимателями. Это позволит увеличить число стартапов, перешедших точку безубыточности. И, в-третьих, я бы предложил активно выстраивать отношения с крупными компаниями, которые настроены на внутреннее предпринимательство, на работу с инкубаторами и акселераторами.

Крупные компании уже подходят к необходимости формирования экосистем, и университет, по словам Алексея Тузикова, в этой модели выполняет важную функцию:  

— В рамках студенческого акселератора «Сбер - студент» мы сейчас сотрудничаем с ведущим американским вузом из Кремниевой долины и закупаем контент для того, чтобы предоставлять его российским вузам. Мы заинтересованы в том, чтобы ребята после вузов проходили к нам в программы, чтобы было больше интересных проектов для следующих стадий акселерации. 

Меняют подходы и бизнес-школы. По словам руководителя и преподавателя предпринимательского блока программы МВА бизнес-школы «МИРБИС» Елены Переверзевой, внутри программы ее бизнес-школы создан трек предпринимательского стартап-проектирования:

— Цель такого обучения не столько формирование самого проекта, сколько приобретение навыка поиска идей, концепций, финансовых и бизнес-моделей, форматов реализации проектов. При этом более половины учебных проектов и разработок становятся новыми направлениями бизнеса в компаниях слушателей или реализуются как стартапы. Такой опыт, формирующий новые смыслы и навыки, крайне важен для программы МBА, формирующей мышление современных руководителей бизнеса.

Однако есть и проблемы, которые выходят за рамки образовательных программ. Ректор университета «ИННОПОЛИС» Александр Тормасов относит к ним защиту интеллектуальной собственности:

— Мы считаем, что в Университете ИННОПОЛИС, как и во многих других университетах, знания типа hard skills достаточно высокого уровня, но вот у многих приходящих на обучение студентов с soft-skills было похуже, и сейчас мы потихонечку вытягиваем их. Но, на мой взгляд, для успеха наших выпускников на международном рынке необходимы ещё и навыки защиты интеллектуальной собственности, включая понимание ее смысла. Венчурные капиталисты всегда обращают на это большое внимание, а эта компонента в нашем образовании практически не развита.

Многие вопросы университетам в одиночку не решить, и на этой дискуссионной площадке, пожалуй, впервые за четыре года поднимается вопрос включенности государства (см. «Общими усилиями»). Но среди профессионального университетского сообщества есть и противники такого подхода. Основатель Карфидов.Лаб, заведующий кафедрой инжиниринга «МИСиС» Алексей Карфидов считает, что не стоит поддаваться соблазну пойти и попросить помощь у государства: «Наш опыт показывает, что можно неплохо задействовать внутренние ресурсы самого университета. У нас классная молодежь, много интересных инициатив и, мне кажется, что надо просто чуть больше смотреть в их сторону, и искать внутренние инструменты поддержки».

Кроме предметных задач в части изменения образовательных программ, Наталья Трифонова призывает профессиональное сообщество поразмышлять еще над несколькими элементами трансформации университетов.

— Одним из принципов нашей деятельности должно стать открытие границ. Для этого необходимо нацелиться на привлечение венчурных инвесторов, в том числе и зарубежных, создание открытых проектных витрин, проведение форсайт-сессий в направлении поиска перспективных научно-технологических рынков с тем, чтобы не тащить в предпринимательство «чулан» разработок, а двигаться в направлении рыночного запроса.

По мнению Натальи Трифоновой, развитию предпринимательского мышления должна способствовать культура университетов, поддерживающая открытую полемику, состязательность в выборе позиций и вариантов решений: «Хороший университет отличается традицией управления разнообразием, он уже создает предпринимательскую среду, если поддерживает инаковость, он создает для формирующейся личности возможность идти иногда и против правил».

Методика

Главный источник данных для исследования – ресурс Crunchbase. На сайте зарегистрировано более 1 млн компаний (стартапов, единорогов, корпораций) и свыше 200 тыс. инвесторов. Crunchbase собирает данные по компаниям четырьмя способами: венчурная программа, алгоритмы машинного обучения, команда разработчиков и сообщество пользователей Crunchbase, которые могут добавлять и редактировать профили. 

Число профилей руководителей, инвесторов и предпринимателей, зарегистрированных на Crunchbase, к 2021 году превысило 1,2 млн (более половины из них являются активными участниками). Каждый месяц обновляется более 100 тыс. профилей компаний и инвесторов, а показатель посещаемости платформы вырос до 60 млн человек в год.

Данные были собраны в июле 2021 года и отражают текущую информацию на момент скачивания. В выборку стартапов были включены компании с периодом основания 2012-2021 гг. и имеющие российское происхождение (такими мы считаем те стартапы, в которых хотя бы один основатель имеет российское образование). Другими словами, «основатель с российскими корнями» в рамках проекта – это человек любой национальности, гражданства или происхождения, окончивший хотя бы один российский вуз или бизнес-школу, и создавший стартап в любой стране мира. 

Выделение подходящей для исследования выборки людей и стартапов из всего объема информации Crunchbase происходило в несколько этапов, представленных на графике 5. 

Первый этап включал в себя выгрузку 400 тыс. компаний, основанных в 2012-2021 годах, по всем доступным индикаторам (более 100 показателей). Также были отобраны более 480 тыс. профилей зарегистрированных участников сообщества, которые являлись основателями компаний за этот же период (30 индикаторов). 

На втором этапе из общей массы данных по стартапам и основателям были отобраны потенциальные стартапы российского происхождения. Отбор производился по нескольким критериям, включающим, в частности, имена, фамилии, доступную информацию об образовании, локации основателей и стартапов. На данном этапе для дальнейшего анализа были отобраны более 6 тыс. стартапов и почти 7 тыс. основателей.

Заключительный этап – углубленная проверка образования основателей из выборки. В частности, в качестве главных источников информации были использованы социальные сети (LinkedIn, Facebook, Twitter, ВКонтакте), AngelList и другие открытые источники. 

В текущем исследовании рейтинг строится на основе четырех показателей, которые в прошлом году были условно объединены в группу «масштаб и успешность». От показателей группы «востребованность» в этом году мы решили отказаться, так как индикаторы, связанные с активностью в сети, весьма волатильны, подвержены сезонности и не всегда отражают успешность стартапов, особенно в сегменте B2B. Как и в исследованиях прошлых лет, наибольший вес присваивается числу стартапов и выпускников-основателей, а также объему привлеченных стартапами инвестиций (каждый по 30% итогового балла). Оставшиеся 10% присваиваются индикатору «доля поддержанных проектов», показывающему долю стартапов с ненулевыми инвестициями (см. график 6). Как и в прошлом году, в силу того, что ряд университетов по многим абсолютным показателям имеет сильный разрыв с университетами выборки, все показатели были нормированы не равномерно — от максимума к минимуму, а с учетом децилей.

В связи с постоянным расширением базы каждый год мы увеличиваем планку вхождения университетов в рейтинги. В итоговый основной рейтинг текущего года были включены только те университеты, из которых вышло больше 13 стартапов (в прошлом году — 10), для среза по экономическому образованию — больше 11 стартапов (в прошлом году — 8). 

 

Новый путь с учетом старых ошибок

Чтобы построить эффективную модель технологического развития, нужно критически оценить опыт, а также организовать коммуникацию университетского, предпринимательского сообщества и власти, убежден первый проректор Уральского федерального университета Сергей Кортов

– Явный интерес профессионального сообщества к развитию технологического предпринимательства можно только приветствовать. И это уже третья волна стимулирования технологического предпринимательства в Российской Федерации с участием университетов. К сожалению, первые две волны не дали результата, на который рассчитывали. Первый всплеск поддержки малого наукоемкого бизнеса произошел в 1994 году и закончился в 2003-м, второй начался в 2010-м и угас к 2015 году. И прежде чем двигаться вперед, мы должны проанализировать этот опыт. Я не видел ни одного непредвзятого анализа и обсуждения этих историй из прошлого. И пока мы не систематизируем этот опыт, мне кажется, нам будет сложно двигаться вперед, есть большая вероятность наступить еще раз на те же грабли. 

Нам предстоит очень много и тщательно работать с молодежью, потому что основная целевая группа, которая будет создавать новые продукты и тестировать идеи, сконцентрирована вокруг университетов. А мы видим еще очень много проблем, как из наших ребят сделать основателей стартапов, развивающихся на уровень единорогов. И дело не столько в деньгах, сколько в нашей ментальности. Приведу пример. У нас в УрФУ, как и во многих ведущих университетах, есть формат «стартап как диплом», акселерационные программы, фонд развития инноваций, то есть развитая инновационная инфраструктура. В мае этого года мы в порядке эксперимента совместно с компанией «Техноспарк» отобрали более 600 человек, заявивших о готовности стать технологическими предпринимателями. Через набор конкурсных и образовательных процедур прошло десять человек, продемонстрировавших необходимый уровень готовности к созданию стартапа. Но как только мы сказали: «Вот вам деньги, идите делать стартап», — остался один студент, готовый резко изменить отлаженную траекторию дальнейшего карьерного развития и пойти в неизведанный мир. Поэтому, на мой взгляд, пока мы не сформируем образ технологического предпринимательства в головах молодежи как путь к успеху в жизни, любые инфраструктурные и ресурсные решения о поддержке будут неэффективны. 

Сейчас много призывов создавать экосистему технологического предпринимательства в университетах. Но, если честно, я не верю в экосистему в рамках университетов. Экосистема — это достаточно сложно устроенная внутренняя и внешняя среда, которая позволяет проектной команде пройти весь жизненный путь от идеи до успешного бизнеса. А если за пределами университетов среда неблагоприятна, то, что бы ни делали университеты, устойчивого результата, на который мы рассчитываем, это не даст. 

Университет как базу для технологического предпринимательства, безусловно, формировать нужно, но университеты не в состоянии решить эту задачу без поддержки профессионального предпринимательского сообщества. Эта среда должна в итоге развивать именно ту ментальную модель предпринимательства, которая создается только на основе практики. Поэтому у меня два предложения. Давайте не только с уверенностью смотреть в будущее, но и критически оценивать прошлое. Во-вторых, необходимо снизить токсичность внешней среды для технологического предпринимательства, а эту задачу не решить без выстраивания взаимодействия университетов с предпринимательским сообществом и властью. 

 

Общими усилиями

Университеты должны стать проводниками государственной политики по увеличению веса технологического предпринимательства в российской экономике, считает проректор по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета при Правительстве РФ Светлана Брюховецкая

— Для того чтобы повысить роль университетов в создании технологических стартапов, нам нужно ответить на вопрос на уровне государства: а зачем нам нужны такие предприниматели? Пока что наши основатели стартапов подпитывают мировую технологическую систему. Как показало исследование Аналитического центра «Эксперт», 80 процентов основателей с российскими корнями перевели бизнес в другие юрисдикции. И главный вопрос, который стоит перед нами, — как переломить эту практику. Наверное, наша общая цель — благополучие нации. Нам нужно сформировать такой класс предпринимателей, который не подпитывал бы другие экономики знаниями, деньгами, технологиями, а направлял все это в собственную страну. 

По нашему мнению, нам нужны люди, которые умеют принимать решения, привлекать инвестиции, производить продукты и услуги, получать прибыль, создавать рабочие места. Для этого, я думаю, мы должны выстроить определенную поэтапную систему их подготовки. И, наверное, университеты в этой программе занимают центральное звено, это базовые научнообразовательные центры, которые могут стать проводниками такой государственной политики. А уже затем самим университетам стоит собраться и подумать, как создавать эту инфраструктуру. Придется ответить на многие вопросы. Хотим ли мы делиться друг с другом опытом или мы конкуренты? А вот потом мы должны подумать, чему стоит учить технологических предпринимателей. 

Во-первых, предпринимателям очень нужны навыки soft skills, это дает возможность выстраивать отношения. Во-вторых, у них должна быть база фундаментальных знаний. Третье — это создание условий для предпринимательского общения. Мы изучали опыт работы Китая в этом направлении. В городе Сиань есть бизнес-инкубатор, где на каждом этаже размещена крупная компания, которая отвечает за определенные направления государственной промышленной политики, и эта компания отдает заказы молодежи, а молодые ребята формируют проекты как свои стартапы. В этом случае роль университета заключается в том, чтобы готовить этих молодых ребят. И таким образом формируется связь между крупным производством, университетами и государством. Такая конструкция и способна давать мощный технологический скачок. Исследования позволяют нам увидеть проблему, а в дальнейшем мы должны чаще встречаться и прорабатывать свою общую стратегию и выходить с различными инициативами на уровень государства. По отдельности, своими силами, университеты вряд ли смогут переломить тренд. Должна быть очень четкая политика на уровне государства. 

 

Бизнес-образование — это профессия

Чтобы привлечь в университет предпринимательские таланты, мы должны сами изменить отношение к бизнес-образованию, убеждена заместитель директора Высшей школы промышленной политики и предпринимательства РУДН Анжела Литвинова. 

— В нашем университете, как и во многих других, пристальное внимание направлено на развитие технологического предпринимательства. Мы прорабатываем возможности создания благоприятной среды, способной обеспечить жизнеспособность любой идеи. Наша цель — сделать мост между наукой и реальным рынком. 

Система высшего образования и особенно бизнес-образования в нашей стране должна меняться. Для этого мы сами должны изменить отношение к нему, перенимая методики успешных мировых бизнес-школ. Бизнес-образование — это не ДПО, это профессия. Нужно перестать рассматривать это как повышение квалификации и привить престижность предпринимательства. Люди идут получать навыки бизнеса не для того, чтобы просто получить диплом, а потому что думают и мечтают о деле целой жизни. Это ключевой момент, требующий гибкости образовательных траекторий. Если мы сможем создать новое образовательное течение, студенты будут расти вместе с нами с момента прихода в университет, оставаясь его партнерами, учителями, работодателями. 

Самые активные и идейные годы жизни молодежь тратит на обучение, привязанное лишь к получению диплома об образовании, что у многих идет вразрез с приоритетными взглядами, желаниями и ценностями. Уверена, если бы диплом бизнес-школы подтверждал наличие профессиональной степени бакалавриата, магистратуры и докторантуры, многие выбрали бы именно этот путь. В университеты пойдут талантливые люди со склонностью к предпринимательству, готовые получать компетенции бизнеса с самого юного возраста, способные воплотить свои идеи в любых условиях, развиваться и помогать воспитывать будущее поколение на реальных примерах. Во многих университетах есть прекрасная практика привлечения зарубежных лекторов, но, если мы хотим развиваться, надо вовлекать наших предпринимателей, тех, кто знает, как сделать бизнес в нашей стране с самого нуля.

Важна также инфраструктура. Во всех ведущих университетах мира она есть, нам лишь нужно определиться с тем, что мы хотим заимствовать. У нас есть студенты, которые со своими идеями дошли до уровня MVP (минимально жизнеспособный продукт (minimum viable product. — «Эксперт»), они едут в зарубежные вузы, где есть экосреда и возможность развивать свой продукт. Мы должны создать такую атмосферу, чтобы продукты на стадии MVP изначально представлялись здесь, для нашего рынка, а потом уже миру. 

С точки зрения организации образовательного процесса важна гибкость. Именно по этому пути идет РУДН. Мы очень гибко подходим к созданию междисциплинарных курсов. Студенты имеют возможность выбирать, а значит, выстраивать собственную траекторию своих компетенций. Кроме того, мы должны учить самоорганизации, дисциплине, лидерству, потому что эти качества нужны основателям стартапов. 

Новости

Полиция получила новые полномочия

08.12.2021

«Уральские авиалинии» с начала года перевезли более 8,5 млн пассажиров

08.12.2021

РМК разрешили строить в Екатеринбурге музей оружия по проекту бюро Нормана Фостера

08.12.2021

В Челябинской области отменен запрет на ночную работу общепита

08.12.2021

Югра, открытая народам мира

08.12.2021

В УрФУ с 27 по 30 декабря очных экзаменов не будет

08.12.2021

С вводом графика движения на 2021/2022 гг. на СвЖД появятся новые поезда

08.12.2021

Универсиада-2023: кабмин РФ отметил отставания в строительстве объектов

08.12.2021

Срок действия ПЦР-теста на коронавирус сокращен с 72 часов до 48 часов

08.12.2021

Открыт реконструированный 86-километровый участок федеральной трассы Р-404 Тюмень — Тобольск — Ханты-Мансийск

07.12.2021

Перевозки контейнеров на СвЖД с начала года выросли на 9,7%

07.12.2021

Red Wings запустит в январе четыре новых рейса из Челябинска

07.12.2021

Пермский край подал заявку на создание первой особой экономической зоны

07.12.2021

Регионы Урала получат из федерального бюджета дополнительные средства на строительство и ремонт дорог

07.12.2021

Туроператоры просят продлить сроки исполнения обязательств перед туристами по закрытым странам

07.12.2021

Стрельба в пермском университете: срок содержания стрелка под стражей продлен

07.12.2021

Дефицит бюджета Свердловской области в 2022 году увеличится до 11,2 млрд рублей

07.12.2021

1,9 млрд рублей добавят на строительство объектов Универсиады в Екатеринбурге

07.12.2021

700 млн рублей получит Тюменская область на реализацию проекта нового жилого комплекса

07.12.2021

Расходы на здравоохранение в Свердловской области увеличены на 11,9 млрд рублей

07.12.2021

Трансформировать перспективы в реальный рост качества жизни

07.12.2021

Рудник Урала — 2021: в Екатеринбурге состоялась крупнейшая на Урале выставка по горной тематике

06.12.2021