Завязать интеллектуальный узел

September 26, 2021

В условиях ужесточения конкуренции за человеческий капитал промышленные холдинги ищут модели развития городов присутствия. Помочь им в этом должна новая госполитика

В начале сентября в Сарове Нижегородской области открылся филиал Московского государственного университета — «МГУ Саров». Это часть проекта «Большой Саров», один из ключевых элементов Национального центра физики и математики (НЦФМ) с мощной экспериментальной и вычислительной базой, уникальными лабораториями и установками мегакласса на базе Российского федерального ядерного центра — Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (РФЯЦ-ВНИИЭФ, входит в Росатом). Задача проекта — подготовка ученых высшей квалификации. Учредителями НЦФМ выступают госкорпорация «Росатом», Российская академия наук, министерство науки и высшего образования РФ, МГУ и НИЦ «Курчатовский институт». Аналогичный проект «Новый Снежинск» предполагается реализовать в Челябинской области. Создание таких центров — один из путей поддержки высокого научного и технологического потенциала малых городов атомной отрасли. Модели их развития обсуждали участники V Форума городов, организованного корпорацией «Рос­атом» в конце августа.

— Нашим главным конкурентным преимуществом являются не здания, заводы, какими бы современными они ни были, и даже не природные богатства, а интеллект и творческие способности людей. Чтобы люди могли реализовать свои способности, крайне важно, чтобы была соответствующая среда, в которой работа совмещалась бы с доступом к современной культуре, были бы обеспечены возможность вести здоровый образ жизни и доступное образование для детей. Если этого нет, мы проиграем самую главную конкуренцию в современном мире — за человеческий потенциал, — очертил проблематику форума первый заместитель руководителя администрации президента РФ Сергей Кириенко.

В контуре Росатома сегодня 26 малых городов, где работают предприятия отрасли — ЗАТО, города при АЭС, наукограды. В них проживает более 2 млн человек. Но организаторы мероприятия решили выйти за рамки обсуждения проблематики атомных городов, пригласив близкие по типу муниципальные образования. К дискуссии подключились города, находящиеся в зоне ответственности таких компаний, как «Норникель», РЖД, «Северсталь», Роскосмос, Ростех. По оценке депутата Госдумы Дениса Кравченко, на территориях, которые попали в фокус внимания, проживает около 15 млн человек, а это 11 — 12% населения страны.

— Задача форума — стать клубом лучших практик городов. Но также мы должны заглянуть в будущее и понять, что нужно сделать сегодня, чтобы через десять лет наши города стали на порядок лучше. Мы должны умножить лучшие практики, уже существующие в городах, на лучшие технологии, которыми обладаем мы и другие корпорации, — сформулировал генеральный директор госкорпорации «Рос­атом» Алексей Лихачев.

Врач как фактор

Как показала дискуссия, для всех типов малых городов самой болезненной темой является снижение качества социальных услуг.

Алексей Лихачев в числе системных проб­лем на первое место ставит медицину:

— Это самая необходимая часть инфраструктуры. Можно обойтись без хорошей спортивной базы, можно заместить отсутствие библиотек или кинотеатров интернетом или поездками, но отсутствие медицины ничем не заместить, люди просто уедут из городов.

Актуальность проблемы медицинского обслуживания подтверждают и социологические замеры. Так, по словам губернатора Челябинской области Алексея Текслера, в трех атомных городах региона, где проживают 173 тыс. человек, недавно был проведен опрос, и «медицину как первоочередную проб­лематику назвали 76% опрошенных в Озерском городском округе, 75,5% — в Снежинском городским округе и 83,8% — в Трехгорном городском округе. На втором месте дороги, об этом сказали треть опрошенных. И даже ЖКХ в три раза отстает от проблематики здравоохранения».

Главная причина низкого уровня медицинских услуг — дефицит кадров. Как рассказал заместитель директора «Атом регион» Владимир Лазарев, специалисты сейчас не соглашаются на предлагаемые заработные платы: «Приезд на постоянную работу, например, ЛОР-врача для города стал праздником. И даже предоставление квартиры для медицинских работников не является решающим аргументом, чтобы остаться в малом городе».

Ситуация представляет для атомной отрасли серьезный риск, считает директор департамента Росатома по взаимодействию с регионами Андрей Полосин:

— Развитие технологий, значительное увеличение жизненного цикла наших объектов формулирует перед нами задачу — обеспечить производство на весь период работы квалифицированными

сотрудниками и, что очень важно, предоставить для них комфортные условия для жизни и самореализации. Нам нужны люди, и мы думаем над тем, как обеспечить на государственном уровне системное развитие наших городов.

С проблемой сталкиваются все промышленные корпорации, и каждый холдинг решает ее по-своему. Например, в городах присутствия «Северстали» работает большая программа целевых пожертвований системе здравоохранения для модернизации лечебных учреждений, капитального ремонта, доплат медицинским работникам. «Но даже эти доплаты не приводят к должному эффекту: укомплектованность медицинскими кадрами в Череповце составляет 57%, то есть люди работают на 1,5 ставки, и мы не можем говорить о качестве и доступности медицинской помощи», — считает Владимир Лазарев.

Есть свои подходы у «Норильского никеля». Эта компания построила и оснастила лечебное учреждение, передала его городу. В дальнейшем предполагает идти по пути создания ведомственной медицины.

Этот опыт участникам форума показался полезным. Руководитель комиссии по здравоохранению общественного совета корпорации Ян Власов: «Первый вывод, который мы выносим из обсуждения на форуме, — нам нужна своя медицина, ведомственная или околоведомственная».

Дорога с двухсторонним движением

Одна из причин сложного решения проб­лемы поддержки медицины в действующей модели — устаревшая нормативно-правовая база. По словам Владимира Лазарева, Рос­атом активно взаимодействует с Федеральным медико-биологическим агентством (ФМБА России), недавно подписано распоряжение о старте проекта по модернизации системы здравоохранения на пяти пилотных территориях: «Но это не решает проблемы отсутствия организационно-правовых условий для ресурсного обеспечения системы здравоохранения».

Градообразующие предприятия всех отраслей исторически совмещали индустриальную и социальную повестку, однако в начале прошлого десятилетия крупные холдинги начали встраиваться в глобальную экономику. Это потребовало пересмотра традиционных бизнес-подходов, прежде всего к производительности труда. В рамках этого курса предприятиям пришлось передать на баланс муниципалитетов социальные объекты. Но адекватное качество социальных услуг, в том числе и медицинских, получить не удалось. Поэтому базовые предприятия продолжают поддерживать население. Естественно, для этого нужны источники финансирования.

Несколько лет назад компании воспользовались механизмом создания консолидированных групп налогоплательщиков (КГН). По нему, участники суммируют прибыли и убытки от результатов деятельности, то есть консолидируют налоговую базу. Сделки, заключенные между организациями КГН, не являются предметом контроля за трансфертным образованием. В конце 2015 года в России действовало 16 КГН, в их числе в Роснефти, Росатоме, «Северстали», Газпроме, ЛУКойле, Нова­тэке и «Мечеле».

Холдинги оценивают этот механизм как эффективный. Первый заместитель главы Росатома Кирилл Комаров: «Мы посчитали, что по итогам 2020 года дополнительно выплатили благодаря этому механизму 46 млрд рублей налогов в региональные бюджеты».

Однако у государства своя точка зрения. О том, что КГН не совсем удачная инициатива, фискальные ведомства стали говорить буквально сразу после введения этого института, поэтому с 2016 года был введен мораторий на создание новых КГН. Мало того, правительство выступило с инициативой полностью отменить этот режим с 2023 года.

Нужно на федеральном уровне выработать государственную политику работы с городами, которые, имея около 12% населения, дают более 50% высокотехнологичной продукции

— Если немедленно не принять меры, учитывая все циклы бюджетных и финансовых планирований, то с 2023 года механизма распределения налогов по территориям больше не будет, это значит, что регионы деньги потеряют, — видит задачу промышленников Кирилл Комаров.

Вторая задача, по его мнению, — пересмотр субъектного состава КГН: «Почему акционерные общества, принадлежащие

Росатому, могут входить в эту группу, а федеральные государственные унитарные предприятия не могут? Между тем мы также отвечаем за их управление и эффективность, а они точно так же платят налоги, и точно так же территории могли бы получать дополнительные доходы».

Чтобы направить эти ресурсы в города, промышленные корпорации заключают с регионами соглашения о распределении. Согласно договоренности, половина этих денег должна идти на поддержку городов присутствия корпорации. Но, как говорит первый заместитель главы Росатома, договоренности не всегда выполняются:

— По итогам прошлого года, из 46 млрд рублей до наших городов дошло 3 миллиарда. Мы понимаем, что у всех бюджетные ограничения и сложности. Но хотелось бы, чтоб была улица с двухсторонним движением. Росатом берет на себя обязательства зарабатывать больше, работать эффективнее, повышать рентабельность, платить больше налогов. Мы в прошлом году в бюджеты всех уровней выплатили 250 млрд рублей, это намного больше, чем все наши бюджетные инвестиции, которые корпорация за этот же период от государства получила. Нам нужны механизмы поддержки наших городов. Речь не идет о дополнительном финансировании, мы говорим о равномерном распределении тех денег, которые и так платим в бюджет.

Градообразующий университет

Несколько лет назад Росатом инициировал дискуссию о возможных сценариях развития закрытых территориальных образований (ЗАТО) и атомных городов. Но скорость изменений в мире настолько высока, что сценарии уже требуют обновления.

Председатель правления фонда «Центр стратегических разработок Северо-Запад», советник губернатора города Санкт-Петербург Владимир Княгинин видит несколько векторов модернизации.

Экономику городов складывают три сектора: базовый (деятельность градообразующего предприятия), коммерческий и бюджетный. Базовый растет медленнее, чем два других, поэтому эксперт не поддержал модель создания ведомственных организаций социальных услуг:

— Я не согласен с предложениями, которые прозвучали на форуме. Это значит, что мы из бюджетного сектора кусок возьмем и вернем в корпорации. Но они для этого не приспособлены. От этого мы уходили двадцать лет. Боюсь, надо будет сильно думать, так ли необходимо это изменение.

/media/filer_public/3c/3a/3c3a7984-7256-4681-a16d-19e210c81a8b/852_14.jpg

Городская среда — самый наглядный признак отставания или опережения. Нужны специальные программы ее развития // Фото: Инна Макеева

Требует обсуждения, по его мнению, и вопрос финансовых источников:

— Очевидно, что просится вариант рассматривать в качестве источника ресурсов градообразующие предприятия. Но мне кажется правильным, учитывая трехсекторную модель, все же рассматривать вместе компании, федеральный и региональные бюджеты.

Сейчас важно понять, под что можно разворачивать инфраструктуру. Нужны новые объекты, обеспечивающие инвестиционную привлекательность территорий.

В 2014 году решение было найдено через распространение на атомные города формата территорий опережающего социально-экономического развития — ТОСЭР. Сегодня ТОСЭР работают в восьми городах Росатома, там появилось 56 компаний с объемом инвестиционных обязательств более 7 млрд рублей (подробно см. «Закрытые города — открытые возможности»).

Глава «Центра стратегических разработок Северо-Запад» между тем считает, настало время проанализировать новые возможности — создания карбоновых полигонов, где предполагается размещать производства, дающие минимальный углеродный след: «Может формироваться привлекательный рынок, чтобы туда пришли новые инвестиции. Но с этим надо разбираться. Конечно, речь идет о новом институциональном режиме, и потребуется соответствующий нормативный пакет. В этом случае придется инвестировать в реальную инфраструктуру, для чего потребуются дополнительные средства».

Важным фактором развития городов, по его мнению, является транспортная мобильность: «Нам придется разбираться не только с внутренними проблемами моногородов, но и подключать города к общей инфраструктуре».

Актуальными остаются и вопросы, связанные с человеческим капиталом:

— Когда эти города создавались, градо­образующим было промышленное производство. В современном мире градообразующим является университет. Мы считаем совершенно правильной идею открыть филиал МГУ в Сарове. Города формируются вокруг интеллектуальных узлов. Как мы врачей удержим? Мы можем им давать квартиры, но если нет соответствующей среды, интеллектуальной коммуникации, молодежь не удержать.

Среда — самый наглядный признак отставания или опережения, потому, по мнению Владимира Княгинина, нужны специальные программы развития городской среды. Этот опыт можно перенять у зарубежных коллег: «Мы здесь не уникальны, и этого не надо стыдиться или избегать. У всех городов индивидуальный характер, и мы не решим проблемы, если не соберем их в программы и не будем действовать в ручном режиме».

К выработке общего подхода призывает и заместитель председателя комиссии по развитию экономики и корпоративной социальной ответственности Общественной палаты РФ Ольга Голышенкова:

— На форуме мы увидели, как успешные проекты городов с высоким научно-технологическим потенциалом могут быть тиражированы и масштабированы на федеральном уровне. Но нам нужен не только банк идей и лучших практик. Нужно также на федеральном уровне выработать общую государственную политику работы с городами, которые, имея около 12% населения в своем периметре, дают более 50% высокотехнологичной продукции. Возможно, стоит рассмотреть вариант госпрограммы и особых мер, которые нужно предпринять для развития таких городов.

Новости

На Ямале в 2022 году отремонтируют до 180 км дорог

26.11.2021

Председателем совета директоров «Калашникова» избран индустриальный директор Ростеха Бекхан Оздоев

26.11.2021

В шести регионах Уральского федерального округа определены в общей сложности 103 проекта комплексного развития территории

26.11.2021

Уникальное для России светосигнальное оборудование установлено на взлетно-посадочной полосе аэропорта Новый Уренгой

26.11.2021

Следственный комитет России проверит ситуацию со сносом аэровокзала Уктус в Екатеринбурге

26.11.2021

Более 2 млн кв. метров жилья введено в Свердловской области за десять месяцев этого года

26.11.2021

Источник радиации в центре Челябинска обезврежен

26.11.2021

СвЖД завершает реконструкцию станций Ярино и Боковая по программе развития направления Пермь – Соликамск

25.11.2021

Губернатор Александр Моор: Боровская птицефабрика будет сохранена, производство восстановлено

25.11.2021

Более 3 млн туристов посетят Тюменскую область к концу года

25.11.2021

Послание губернатора Тюменской области Александра Моора: В Тюменской области должен появиться межуниверситетский кампус

25.11.2021

Послание губернатора Тюменской области Александра Моора: в регионе создадут Центр цифровой трансформации

25.11.2021

Деньги для дела: быстро и просто

25.11.2021

Объединение традиций и инноваций

24.11.2021

Какими могут стать площадь у Драмтеатра и набережная городского пруда в Екатеринбурге

24.11.2021

Пять трехсекционных грузовых электровозов «Гранит» пополнили локомотивный парк Свердловской магистрали

24.11.2021

Как вести успешный бизнес с помощью программ господдержки

24.11.2021

Доля заразившихся коронавирусом детей в Курганской области — около трети от общего числа случаев, трое детей умерли

24.11.2021

Несовершеннолетние в Свердловской области смогут проходить в ТЦ без взрослых

24.11.2021

Рейсы из Тобольска в Москву восстановлены

24.11.2021

Начинающему бизнесу расскажут, как в 2022 году выйти на рынок с новой идеей

24.11.2021

Полномочный представитель президента РФ в Уральском федеральном округе Владимир Якушев ушел на самоизоляцию

24.11.2021