Статистику смертности в Свердловской области значительно подправили

July 14, 2020

Следует ли доверять данным Росстата о количестве умерших в нашей стране

Росстат опубликовал информацию о числе умерших в нашей стране за май 2020 года. «По собранным данным, в мае умерли почти 173 тыс. человек. Это на 11,9% больше, чем в мае прошлого года. Смертность выросла в 55 субъектах. И наибольший прирост отмечен в тех регионах, которые первыми столкнулись с коронавирусом», — прокомментировал статистику глава Росстата Павел Малков на брифинге, который транслировал телеканал «Россия-24» 10 июля.

Он отметил, что, по официальным данным, в мае COVID-19 стал основной причиной смерти 5644 россиян, еще в 1800 случаях это предполагается, но пока окончательно не доказано. Еще в 3478 случаев коронавирус диагностирован, но никак не повлиял на приближение смерти. Малков добавил, что данные ведомства по коронавирусу будут дополняться и уточняться. «Это обусловлено тем, что проведение всех необходимых медицинских анализов требует времени», — пояснил он.

Уральская аномалия

Интересно, что при росте количества умерших в мае на 11,9% по стране в целом, в ряде уральских субъектов РФ этот показатель, наоборот, показал снижение. Так, по данным того же Росстата, в Удмуртии в мае 2020 года умерло на 7,6% меньше, чем в мае прошлого года, в Пермском крае — минус 1,2%, в Курганской области — минус 18,3%, в Свердловской области — минус 7%.

Разумеется, делать какие-либо выводы из сопоставления всего двух месяцев было бы некорректно. Поэтому мы составили графики по количеству умерших в уральских субъектах РФ в мае за четыре последних года (см. ниже). На этих графиках цифры снижения по указанным регионам выглядят вполне закономерно, поскольку данная тенденция наблюдается не первый год.

Важно также отметить, что и в целом по стране уже примерно пятнадцать лет наблюдается снижение как показателя числа умерших на тысячу человек населения, так и общего количества умерших за год: в 2005 году в России умерло 2,303 млн человек, в 2008-м  — 2,076 млн, в 2012-м  — 1,906 млн, в 2016-м — 1,891 млн, в 2018-м — 1,829 млн, в 2019-м —  1,798 млн человек.

Если возвратиться к регионам Урала, то несколько странным выглядит всплеск смертности за май этого года в Башкирии — плюс 9,7% к маю 2019 года, а также в Ямало-Ненецком автономном округе — плюс 37,6%. Впрочем, на Ямале в абсолютных значениях количество умерших крайне невелико.

Вообще нужно сказать, что при общей динамике снижения показателя статистика смертности в России по отдельным месяцам и кварталам сильно варьируется, причем эти различия были отмечены демографами задолго до пандемии коронавируса. Например, за первый квартал 2015 года в сравнении с тем же периодом предыдущего года смертность в нашей стране неожиданно выросла на 5,2%. Причину этого так толком никто объяснить и не смог, хотя теоретически этот всплеск тоже можно было бы приписать какому-нибудь смертельно опасному вирусу.

На Урале мы тоже нашли одну необъяснимую статистическую загадку. Дело в том, что иногда по прошествии некоторого времени в данные статистики вносятся незначительные изменения, цифры уточняются и корректируются. В отношении статистики умерших за май 2019 года в течение последнего года цифры не менялись ни в одном из десяти субъектов РФ Урала и Западной Сибири, кроме Свердловской области. То есть та информация, которую нам предоставил Росстат год назад, полностью совпала с точностью до одного умершего с той, которую обнародовали на днях, чтобы сопоставить ее с майской статистикой 2020 года. Зато в Свердловской области эти цифры поменялись, причем весьма значительно: по данным Росстата годичной давности, в мае 2019 года в Свердловской области умерло 4572 человека, а через год Росстат поправил сам себя — в мае 2019 года в Свердловской области умерло 4870 человек. Разница от первоначального значения — существенные 6,5%.

На запрос нашего издания в Свердловскстат о том, в чем причина такой корректировки, ответ мы не получили. Заметим, что, прибавив к маю прошлого года почти 300 умерших, статистическое ведомство показало тем самым ярко выраженную отрицательную динамику по этому показателю относительно мая 2020 года.

Гадания Росстата

Комментируя «Э-У» статистику смертности, председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития (Москва) Юрий Крупнов отметил очень низкое качество данных, предоставляемых Росстатом:

— Надо отдавать себе отчёт, что в целом статистика смертности в РФ находится на крайне низком уровне, особенно, что касается распределения по причинам смертей. При этом, если обнаружится достоверное увеличение числа смертей, то нет никаких данных, что причиной стал сам ковид, а не нагнетаемая по его поводу паника, дезорганизация управления здравоохранения и рост числа смертей в результате отвлечения тех же ресурсов здравоохранения на кампанию борьбы с ковидом.

В качестве примера такой неразберихи в учете смертности эксперт привел Москву, где проблемы с достоверностью статистических данных выявились задолго до пандемии коронавируса. Во-первых, сбор данных о смертности в Москве ведет Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по городу Москве (Мосгорстат) на основе информации, полученной из Единого государственного реестра записей актов гражданского состояния (ЕГР ЗАГС). Однако Мосгорстат дает лишь предварительную оценку общей демографической ситуации, поскольку сведения, полученные из ЕГР ЗАГС, могут быть скорректированы в любой момент. Более того, они не совпадают с данными Министерства здравоохранения РФ, на которые опирается Федеральная служба государственной статистики (Росстат). Поэтому единая картина смертности в Москве не складывается.

Во-вторых, медицинские учреждения не предоставляют полных данных о смертности, для них это бессмысленная обязаловка. Исследование причин смерти — дело дорогое. Родственники умерших зачастую отказываются от полноценной экспертизы, клинические диагнозы ставятся задним числом. Результаты этой работы, как правило, никто не проверяет.

В третьих, в Москве умирает большое количество иногородних жителей, которые также попадают в общегородскую статистику.

Эти же проблемы ведения статистики смертности, кроме, пожалуй, третьего пункта, характерны практически для всех других субъектов РФ.

— Без проведения независимых и фундаментальных исследований, в том числе без методик и процедур подсчета смертей и их прописывания в статистике, попытки давать комментарии ко всем этим цифрам лишь незначительно отличаются от гадания на кофейной гуще, — резюмировал Юрий Крупнов.

 

Из графиков, составленных на основе данных Росстата, в целом отмечается тенденция снижения смертности, но только по одному месяцу (май) это отследить достаточно сложно