Смогут ли банки выдержать второй удар COVID-19

October 12, 2020

Банковский сектор готовится к новой волне коронакризиса. Негативных сценариев для самой индустрии, вероятно, удастся избежать. Главный риск связан с неопределённостью в трендах сервисных секторов и малого бизнеса  

Банковская система обычно первой принимает на себя удар экономических кризисов. Первой период жёсткой просадки экономики, вызванной ограничениями по COVID-19, сектор прошел относительно спокойно. Хватит ли у него ресурсов удержаться во втором? Об этом шла речь на круглом столе в международном мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня» «Банковская система России: уроки коронакризиса».  

Буфер из нормативов и технологий 

Отчасти смягчить удар первых симптомов кризиса банкам помог регуляторный буфер: ЦБ оперативно принял послабления в части изменения правил формирования резервов на возможные потери по ссудам. Согласно опросу АКРА, 86% опрошенных кредитных организаций активно их использовали.   

По словам директора группы рейтингов финансовых институтов АКРА Ирины Носовой, в ходе опроса банки высказали заинтересованность в продлении послаблений: «Это говорит о том, что банки готовятся к продолжению кризиса».

Применение менее жёстких норм при расчёте резервов позволило снизить шанс реализации одного из главных кризисных рисков —  сокращения капитализации банковской системы. Не допустить массовых дефолтов заёмщиков-граждан удалось благодаря предоставлению кредитных каникул. Правда, этой возможностью в рамках федерального закона банки пользовались избирательно, на долю всех реструктурированных розничных ссуд по ФЗ-106 приходится всего лишь 10%. И это закономерно: в рамках таких госпрограмм банки могли предоставить отсрочки по исполнению обязательств сроком до шести месяцев, в то время как по собственным программам —  лишь на один-три.

В отличие от предыдущих кризисов удалось отсрочить и массовые банкротства компании, указывает начальник управления анализа финансовых институтов РИА «Рейтинг» Андрей Манько.  В течение полугода в стране действовал мораторий на банкротство в отношении наиболее пострадавших от кризиса отраслей.  

Немаловажна оказалась и технологическая готовность сектора, считает директор банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков:  

— В условиях карантина банки очень быстро и безболезненно перевели обслуживание клиентов в дистанционный канал. Конечно, резко возросла нагрузка на системы удаленного доступа. По большому счету, банки с этим справились, каких-то системных сбоев я лично не наблюдал.

Наконец, не было громких банкротств среди самих банков, а следовательно, паники среди вкладчиков. Андрей Манько считает, что результат политики ЦБ по выдавливанию слабых игроков:  

 — С рынка были убраны многие кредитные организации с рискованной политикой. Это, во-первых, снизило в целом риски, во-вторых, привело к ужесточению конкуренции. А конкуренция стимулирует создание более надежных бизнес-моделей.

По мнению аналитиков, массового отзыва лицензий банков больше не  будет, процесс пойдет планово. По оценкам Андрея Манько, в ближайший год с рынка уйдет еще сто банков.

Потери и приобретения

Потери капитала по завершению кризиса будут, но не критичные.  По мнению Ирины Носовой, по худшему сценарию банки могут потерять 1,6% пунктов по достаточности капитала: «Достаточность капитала может снизиться до уровня чуть больше 10%, при минимуме в 8% это неплохо».

Андрей Манько оценивает масштабы потерь банковского сектора на горизонте двух лет от начала кризиса более чем в 1,5 трлн рублей, но эти потери проявятся не моментально. По мнению президента — председателя правления ПАО Банк «ФК Открытие» Михаила  Задорнова,  проблема в том,  что «мы до конца не понимаем, как будут себя вести целый ряд секторов, от  авиаперевозки до сервисной индустрии, оставшуюся часть года, какие у них риски»: 
— Поэтому окончательный размер потерь для банковской системы мы узнаем только в середине 2021 года, когда постепенно будут отменены все регуляторные послабления, которые ЦБ ввел в марте и апреле текущего года. Возможно, мы увидим удвоение потерь. Но уже сейчас с уверенностью можно сказать, что того буфера капитала, с которым банковская система встретила первую волну кризиса, оказалось достаточно. Вряд ли прибыль текущего года окажется более чем на треть меньше прибыли 2019 года. А это означает, что даже если будет еще одно ухудшение в экономике, банковская система пройдет этот период достойно.

Коронакризис привел к появлению новых векторов трансформации в экономике, и банковская индустрия тоже столкнулась с реализаций ряда трендов, в частности с ускоренным внедрением новых моделей организации труда.

— В апреле мы за две недели убрали 90% своих сотрудников из офисов на удаленку, оставшимися 10% оперативно пересмотрели планы на будущее, — рассказывает Михаил Задорнов.

Эти оперативные решения, по словам Михаила Задорнова, опирались на анализ ситуации в начале вспышки вируса и введения карантина:
— Мы исходили из того, что рост совокупных кредитных портфелей по системе в этом году будет максимум 5%, мы увидим существенное сокращения портфеля розницы, а в целом финансовый результат банковской системы будет в этом году около нуля.  

 Но спустя полгода эти прогнозы не оправдались, отмечает глава банка «Открытие»:
— Во-первых, российская экономика не так сильно просела во втором квартале, как европейская или американская. Во-вторых, реакция клиентов тоже оказалась лучше ожиданий. Госпрограммы поддержали корпоративное   кредитование, и этот сектор рос почти согласно нашим ожиданиям.  Не сократилось сильно и розничное кредитование.  Здесь огромную роль сыграла правительственная программа льготной ипотеки под 6,5%. Не сильно просело также потребительское и автокредитование.  Мы уже в середине августа выдавали кредитов наличными больше, чем в марте, а март был пиком выдач для розничного сегмента.

Качество обслуживания ссуд ожидаемо ухудшилось. По оценкам Михаила Задорнова главным образом рост просроченной задолженности отмечается в розничном сегменте, и это связано с поведением людей во время карантина:
—  Введение нерабочих дней многие заемщики восприняли как возможность отодвинуть исполнение платежей на два-три месяца до окончания общестранового карантина, и затем многие тяжело входили в платежный график. Сейчас в среднем просрочка по ипотеке поднялась до 0,5 — 0,6%, что для России достаточно много, но не критично. Просрочка по ссудам физлицам также заметно выросла, но она очень далека от максимальных значений, которые мы видели в кризис 2008 — 2009 годов, сейчас этот показатель находится на уровне 5,7%, что вполне приемлемо. 

Сценарии второй волны

Самая большая неопределённость среди клиентских групп до сих пор наблюдается в малом и среднем бизнесе.  В конце марта многие предприятия сегмента постарались погасить кредитные обязательства: предприниматели ожидали, что ЦБ, как обычно в кризисы, повысит ключевую ставку и не хотели держать большой объем кредитов в условиях неопределённости.

Части этой клиентской группы банки смогли предоставить отсрочки по обслуживанию долга:
— Мы структурировали 20% своего кредитного портфеля, —  говорит Михаил Задорнов. —  Но мы до конца не понимаем, как будут работать торговые предприятия, кафе, рестораны, оптовая торговля, что с ними будет в ситуации возможных новых ограничений.

В остальных секторах ни банкиры, ни аналитики не видят особых поводов для реализации негативных сценариев. Андрей Манько:
— Снижение доходов населения вряд ли выльется в крупный системный риск для банков. В корпоративном секторе есть отрасли, сильно пострадавшие от кризиса, и они могут дать ощутимый эффект, если будут значимые банкротства. Но пока оснований для пессимистичной картины мы не видим.

При формировании дальнейших планов на этот год кроме второй волны вируса банки вынуждены учитывать и общие изменения в своей индустрии. Прежде всего это резкий рост удаленных сервисов, считает Михаил Задорнов:
— На 1 января 2019 года нашим мобильным банком пользовалось 39% всех клиентов, на конец прошлого года — уже почти 50%, сейчас —  67%, то есть жизнь в условиях карантина резко подтолкнула людей пользоваться онлайн-банкингом для проведения платежей за товары и сервисы.

Монетарная политика ЦБ в совокупности с кризисными явлениями привели к изменению структуры пассивов. По словам Михаила Задорнова, в целом в банковской системе сейчас размещается примерно на четверть меньше бюджетных средств.  Кроме того, банки в облигациях банка России и на депозитах ЦБ держат примерно на 500 млрд рублей меньше, чем год назад.  Существенно меньше, по оценке Михаила Задорнова, стало свободной ликвидности:
— Это связано с тем, что средства населения не так активно растут на банковских счетах. Но при этом появился такой новый источник, как счета эскроу. Мы думаем, что уже в 2021 году на этих счетах будет сформировано 2 трлн рублей, поскольку 214-й закон заработает полностью, и это добавит новой ликвидности в банковскую систему. Но этот источник доступен только тем игрокам, которые активно кредитуют застройщиков и работают с ипотекой.  

А самый важный тренд, по мнению Михаила Задорнова, связан с более активным проникновением новых инструментов сбережений:
—  Уровень ставок по срочным накопительным счетам непривычен для менталитета российского человека, люди ставку в 4,5 —  5% считают очень маленькой.  

В этой ситуации население отдает предпочтение инструментам фондового рынка, об этом говорит динамика прироста активных брокерских счетов.  По оценкам Михаила Задорнова, их количество приближается к 4,5 миллионам:
—  Сейчас формируется новая модель поведения.  Пока этими инструментами пользуются клиенты немассового сегмента, как правило, это Privat banking и группа состоятельных клиентов (Affluent), а их в России 3 —  4 млн человек. Они какую-то часть своих сбережений направят на инвестиции в ценные бумаги. Но для банков фокус на продажах и обслуживании брокерских счетов будет важным трендом на следующие два-пять лет.

Первую фазу кризиса и экономика, и банковский сектор прошли еще и благодаря господдержке.  По оценкам Михаила Задорнова меры правительства в виде прямых субсидий добавили порядка 1,5% ВВП:
— Если будут серьезные ограничения, необходимо понимать, что бюджету еще раз потребует делать сопоставимые дополнительные вливания, потому что иначе ситуация будет сложной как для населения, так и для отдельных секторов.

Подготовка ко второй волне коронакризиса в банковском секторе идет с учётом  предыдущего опыта, в частности, по словам Михаила Задорнова, уже сейчас вновь рассматриваются варианты изменения моделей организации труда:
— Пока офисная сеть у нас работает на 95% по всей стране, соблюдая санитарные нормы. На прошлой неделе сервисные центры и штаб-квартиры от 40 до 50% работали в офисе, с этой недели треть остаётся в офисе, две трети переходят на удаленный формат.

Быстрого выхода из кризиса банкиры не ожидают. По оценкам Михаила Задорнова, восстановление экономики начнется не ранее второго квартала 2021 года. 

Новости

Поликлиники Екатеринбурга приостановили прием здоровых детей из-за роста больных ОРВИ

10.12.2021

Доля гражданской продукции в объеме производства ОПК может достичь в 2021 году 28%

10.12.2021

Сертификация двигателя ПД-35 должна начаться в 2027 году

10.12.2021

Экспортные пошлины на металлургическую продукцию продлевать не планируется

10.12.2021

«Синара» представила проект внутригородского пассажирского движения для Сербии «Белградские диаметры» стоимостью 1,2 млрд евро

10.12.2021

Грузоподъемность единственной ледовой переправы через Обь между Салехардом и Лабытнаги на Ямале увеличена до 15 тонн

10.12.2021

Вице-премьер РФ Юрий Борисов провел выездное совещание по диверсификации предприятий оборонки и снижения зависимости ТЭК от импортных технологий

10.12.2021

В уральских вузах начали вводить QR-коды, а в ТРЦ будут пускать подростков без родителей

10.12.2021

Расселение аварийного жилья после провалов в Березниках должно завершиться в 2022 году

10.12.2021

Михаил Мишустин: «Важный рубеж, который перед нами стоит, — вывод на рынок двигателя пятого поколения»

10.12.2021

В Свердловской области прожиточный минимум на 2022 год повышен на 9,5%

10.12.2021

Суммарная инвестиционная емкость перспективных тюменских инвестпроектов превышает 211 млрд рублей

10.12.2021

«Пермские моторы» получат более 44 млрд рублей на разработку и производство двигателя большой тяги ПД-35

10.12.2021

Индекс инвестиций в основной капитал в УрФО за три квартала 2021 года снизился

09.12.2021

Перми выделят 1 млрд рублей на строительство новой инфекционной больницы и 200 млн рублей на переоборудование перинатального центра

09.12.2021

Михаил Мишустин прибыл в Пермь

09.12.2021

Директор Центра им. Гамалеи Александр Гинцбург: решение об адаптации «Спутник V» под омикрон будет принято через две недели

09.12.2021

Темпы замены коммунальных сетей в Свердловской области необходимо увеличить в шесть раз

09.12.2021

Последний трамвай ушел в Евпаторию

09.12.2021

Прямые рейсы в Будапешт из Екатеринбурга планирует запустить лоукостер Wizz Air

09.12.2021

Газпром запустил на Ямале подводный газопровод

09.12.2021

Новые пригородные поезда на туристических направлениях появятся на СвЖД в 2022 году

09.12.2021