Пустила корни

March 28, 2021

Фото: Ведомости

Что происходит с благотворительностью и некоммерческим сектором спустя год после начала пандемии и как масштабировать лучшие практики «ковидного» времени

2020 год существенно повлиял на благотворительный сектор. Мы не только о господдержке в период пандемии (она была значительной), моратории на проведение проверок и отсрочке по уплате налогов, все-таки это меры временного действия. Мы про новый этап развития — новые решения, новые форматы взаимодействия с донорами и благополучателями, новые онлайн-платформы (благодаря которым количество жертвователей выросло в разы), онлайн-волонтерство и, конечно, коалиции между участниками сектора. Было бы глупо утверждать, что пандемия — это сплошной импульс и движение вперед. Известны случаи, когда фонды оставались без помещений и поддержки, когда их ресурсы использовались для раздачи продуктовых пакетов, а не для оказания системной помощи. И таких примеров немало. Это шаг назад. Сейчас главная задача — сохранить внимание общества к благотворительности, взять лучшие наработки «ковидного» года и масштабировать их. Не повторять ошибки, учиться взаимодействовать и адаптироваться к новым реалиям. Как это сделать, рассуждали участники конференции «Благотворительность в России: решения нового времени», организованной «Ведомостями».

Онлайн победил офлайн

Что будем развивать? Во-первых, онлайн-форматы. По словам директора благотворительного фонда развития филантропии «КАФ» Марии Черток, ожидалось, что в 2020 году пожертвований станет меньше, но этого не случилось, потому что увеличилось число онлайн-пожертвований:

— «КАФ» еще в 2019 году зафиксировал переломный момент, когда в онлайне удалось собрать больше средств, чем в офлайне. Когда появятся результаты за 2020 год, мы увидим, что отрыв увеличился в разы. Это происходит потому, что сформировались прочные инфраструктурные элементы, в том числе такие онлайн-платформы, как «Благо.ру», «Добро Mail.ru» и другие. Это не просто платформы, которые помогают привлекать пожертвования частных и корпоративных доноров в некоммерческие организации, это удостоверяющий механизм, который позволяет жертвователю быть уверенным, что благотворительные организации проверены, что они занимаются тем, о чем говорят и т.д. За пять лет количество онлайн-пожертвований выросло в 30 раз. В этом году мы делали аналитику по результатам «Щедрого вторника», прошедшего 1 декабря: огромное количество новых доноров, тысячи и тысячи людей попробовали благотворительность на вкус, надеюсь, не забудут его и продолжат жертвовать. Есть масса возможностей, которые онлайн дает для оказания помощи. В 2020 году НКО поняли, что у них нет прямого доступа к людям, которым они привыкли оказывать помощь лично. Их перестали пускать в учреждения из-за карантина, они потеряли возможность проводить мероприятия. Они очень быстро перешли в онлайн, и этот навык сохранится. За счет онлайна произошло настоящее масштабирование, во время пандемии стало неважно, в каком городе вы работаете.

НКО нужна помощь, чтобы полноценно освоить онлайн, об этом говорят результаты исследования реакции сектора на пандемию, отмечает Мария Черток:

— 40% НКО никогда не занимались онлайн-фандрайзингом. Им не хватает экспертизы, денег. И это то, чем могут помочь доноры. Когда мы с вами перестанем смот­реть на НКО только как на механизм донесения помощи до целевых групп и начнем смотреть на них, как на полноценного парт­нера, которого надо усиливать, тогда мы получим необходимый эффект. Надо вкладываться в их развитие, в том числе в диджитализацию, и тогда на следующем этапе они будут работать гораздо эффективнее.

По данным исследования Форума доноров и фонда целевого капитала «Истоки», только 10% благотворительных организаций России приступили к цифровой трансформации, и пока этот процесс затронул только руководство или отдельных сотрудников. «Москва и регионы в принципе не сравнимы. Однако и в регионах, допустим, в Екатеринбурге, есть ведущие фонды. Кто-то в этом году только научился пользоваться Zoom, и это, конечно, грустно. Но я верю в сектор, в то, что эти изменения произойдут. Уже нет выбора не изучать, не анализировать и не собирать данные, не учиться программированию и data-анализу. Без этого сегодня просто невозможно быть эффективными», — утверждает главный редактор просветительского проекта «Теплица социальных технологий» Наталья Баранова.

 Старший директор по инновационной политике НИУ ВШЭ Артем Шадрин предложил помочь НКО внедрить комплекс самых работающих инструментов поддержки их деятельности (дистанционные благотворительные программы, цифровой фандрайзинг, цифровое добровольчество) не просто как отдельные инструменты, а как единый комплекс, который поможет осуществить цифровую трансформацию с привязкой к стратегии, приоритетам и т.д.

— Что мы для этого сделали? Отобрали из 150 заявок организаций-лидеров 15 лучших, которые приняли участие в акселераторе цифровой трансформации НКО от Института социально-экономического проектирования и бизнес-инкубатора НИУ ВШЭ. Это Фонд городских инициатив (Екатеринбург), центр «Благосфера» (Москва), Всемирный фонд дикой природы и другие. Несколько недель участники акселератора занимались изучением работающих ИТ-продуктов и их адаптацией под некоммерческий сектор. Задача — сформировать у ведущих НКО стратегическое видение возможностей использования цифровых технологий и масштабировать их. Лекции и мастер-классы от экспертов технологичных компаний, презентации, литература, домашние задания и видеоролики находятся в открытом доступе. Важно, что это непросто обучающие материалы — это, по сути, руководство для НКО, чья деятельность нуждается в переходе на цифровой формат, особенно в условиях кризиса. Вы можете за несколько недель создать стратегию по диджитализации, — рассказал Артем Шадрин. — Масштабировать этот опыт мы решили с помощью региональных университетов и ресурсных центров, которые привлекут местных специалистов в сфере ИТ-технологий и благодаря им постараются внедрить теоретические знания в практическую деятельность НКО.

Учредитель благотворительного фонда «Подсолнух» режиссер Тимур Бекмамбетов представил на конференции новую мобильную платформу «Добромин» для сбора пожертвований. Суть проста: скачиваете приложение, выбираете фонд, нажимаете кнопку «Пожертвовать», в это время проигрывается музыкальный трек исполнителя, поддерживающего выбранный вами фонд. В зависимости от продолжительности нажатия размер пожертвования увеличивается. Отпускаете кнопку, приложение перенаправляет вас на сайт для пожертвования, где вы подтверждаете оплату. Создатели сервиса рассчитывают получать от исполнителей эксклюзивные треки, которые позволят популяризировать благотворительность. Тимур Бекмамбетов считает, что фондам очень важно развивать онлайн-технологии, в этом им уже сейчас помогают такие продвинутые компании, как Яндекс, Сбер, мобильные операторы, а для стартапов в сфере ИТ благотворительность может стать площадкой для создания и продвижения новых продуктов.

Матвиенко помогла растаможить самолеты

Во-вторых, важно сохранить сформировавшиеся во время пандемии эффективные партнерства власти, бизнеса и НКО, развивать новые коалиции.

— Мы запустили проект с компаниями Л'Этуаль и «Перекрёсток», они нам показали, что формируются новые партнерства в бизнесе. Если раньше это сложно было представить, то сейчас кросс-брендинг активно развивается, компании не боятся ставить свои логотипы рядом. Они сказали, что готовы объединяться с другими брендами, чтобы получать кумулятивный эффект. Это совершенно новый этап в развитии благотворительности и партнерств, — констатирует президент БФ «Линия жизни» Фаина Захарова. — Другой показательный пример. Мы делали совместный проект с Минздравом по вывозу детей из больниц домой. Инициатор — министерство. Сами мы с такой задачей никогда бы не справились, потому что система здравоохранения достаточно закрытая и сложная. Мы отработали всё — и протоколы, и правила, и положения. Сначала было пять регионов, потом 17 регионов и т.д. Государство масштабировало проект.

— Процесс консолидации общества, НКО, власти, бизнеса и волонтерских организаций, взаимодействие между ними убыстрились в десятки раз. Помогали все — первые лица субъектов РФ, уполномоченные по правам человека. Вот конкретный пример. Мы столкнулись с такой ситуацией: два самолета со средствами индивидуальной защиты (СИЗ) и аппаратами ИВЛ, которых на тот момент не хватало, «встали» на таможне. Нам приходилось искать в других странах защитные костюмы для врачей, необходимое оборудование. И было обидно, что до людей это не доходит, — делится опытом вице-президент по кадровой политике и социальной ответственности РМК Анна Шабарова. — Мы обратились к председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко, и уже через неделю было принято постановление, упрощающее ввоз СИЗ и всего, что касалось гуманитарной помощи. Никто не думал, какие бренды стоят рядом с тобой, самое главное было помочь, донести продуктовые наборы. Крупный бизнес объединялся и буквально «вытаскивал» территории. А ситуация в Москве и регионах складывалась по-разному.

— Первое, с чем мы столкнулись во время пандемии, — паника в регионах, — подтверждает заместитель генерального директора компании En+ Group Вера Курочкина. — Безусловно, мы закупали СИЗ, и это очень важно, но когда не можешь дождаться врача, потому что не хватает машин скорой помощи, когда заканчиваются места в больницах, становится понятно, что необходимо вкладываться в решение этих проблем. И тогда мы построили за шесть месяцев семь госпиталей.

В октябре и ноябре прошлого года клиники в Сибири и на Урале начали свою работу, они рассчитаны на прием инфекционных больных и могут быть перепрофилированы в центры иммунологии. Возведение этих объектов происходило при поддержке органов госвласти, Минздравоохранения, с помощью механизмов ГЧП. Мы также открыли горячую линию, куда привлекли лучших специалистов, которые 24 часа в сутки отвечали на разные вопросы. Горячая линия стала отдельным направлением в борьбе с COVID-19, специалисты консультировали звонивших, рассказывали о первых симптомах заболевания, оказывали психологическую поддержку. Кумулятивный эффект от взаимодействия бизнеса, некоммерческого сектора и государства позволит нам кардинальным образом изменить ситуацию в здравоохранении в регионах.

НКО проявили гибкость, но остались без зарплаты

В-третьих, необходимо продолжать активно включать НКО в координационные советы в регионах, они должны участвовать в решении острых проблем, получать открытую информацию о проблемах соцучреждений. По словам генерального директора Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко Марии Морозовой, НКО действуют гораздо более гибко, чем это может позволить себе государство, — ресурсные центры начали оказывать адресную поддержку, а организации, которые помогали детям, переключились на пожилых людей: «Они умеют привлекать финансовые ресурсы и другую поддержку, работать с властью и волонтерами. Очень важно, когда власть вместе с НКО проводит социальный мониторинг, выявляет нуждающихся, которым необходима помощь, и формирует общие реестры. Также необходимо подключать call-центры НКО к информированию и консультированию граждан».

— Именно там, где власть и НКО формировали открытую информацию, удалось избежать социального напряжения и фейковых новостей, которые зачастую возникали в регионах, где власти и медучреждения опасались рассказывать о реальном дефиците медицинских товаров и новых вспышках, — поделилась наблюдениями Мария Морозова. — По свидетельству Анны Поповой, в апреле прошлого года 55% очагов всех заражений в регионах были зафиксированы в медучреждениях. Это следствие того, что во время первой волны наблюдался дефицит СИЗ и медицинских товаров. Дефицит практически по всем позициям составлял 70%. Весь мир столкнулся с этой проблемой, но у нас была своя специфика, например, отсутствие практики создавать запасы и рассчитывать потребность в тех или иных препаратах, изделиях в условиях лавино­­образного спроса. Бюджеты медучреждений не предусматривали такие масштабные закупки, и сама процедура закупки, особенно в дотационных регионах, очень сложна. Кроме того, производители не могли обеспечить спрос, а те товары, которые поставлялись, были очень низкого качества и не выполняли своих функций.

— Есть урок, который донорам стоит извлечь из ситуации с пандемией, — подчеркивает Мария Черток. — Да, НКО ближе к земле, ближе к группам риска, у них есть доступ в медицинские и социальные учреждения. Правильно воспользоваться ресурсами НКО при распределении помощи, например. Но их используют как инструмент. А вообще-то эта работа должна оплачиваться. Работы у НКО стало в 27 раз больше, они стали заниматься передачей средств индивидуальной защиты и другими оперативными делами, но зарплату им платить не из чего. Конечно, НКО — это ресурс, но это еще и организация, которой нужно на что-то жить. И об этом надо помнить.

Сотрудники массово занялись фандрайзингом

В-четвертых, нужно развивать включенность сотрудников компаний в благотворительность. По словам вице-президента по корпоративным отношениям и коммуникациям JTI Россия Галины Родиной, 2020 год был с этой точки зрения прорывным:

— Если раньше главным действующим лицом была корпорация, проекты преимущественно реализовывались от ее лица, то в прошлом году сформировался четкий запрос на включение большого количества людей в решение социальных проблем. Развился волонтерский фандрайзинг. Мы стали удваивать каждое регулярное или разовое пожертвование, которое делают наши сотрудники в пользу НКО, представленных на платформе фонда «Нужна помощь». Произошла смена парадигмы. Количество постоянных участников благотворительных проектов выросло до 70%. Чтобы это направление развивалось, нужна образовательная деятельность, необходимо рассказывать, насколько благотворительность важна для общества.

— У нас есть корпоративный клуб, куда входит 90 компаний, мы видим, что существенно возрос спрос на участие сотрудников в благотворительных программах. HR-службы просят включить их в проекты, где будут востребованы компетенции специалистов. Это новая история, — констатирует Фаина Захарова. — Раньше мы сотрудничали по разным моментам, но не было такого запроса на вовлечение сотрудников. Ситуация меняется на глазах.

— 2020 год продемонстрировал, что благотворительность в России пустила корни в общество и стала частью культурного кода. То, что мы сумели пройти через все это, во многом случилось благодаря гражданскому обществу, которое мобилизовалось, чтобы помочь тем, кому это нужно, — итожит Мария Черток.     

Дополнительные материалы:    

Мы научились «заходить домой» к нашей аудитории

Прошедший год был связан с активным внедрением новых форм работы в некоммерческом секторе, считает президент БФ «Синара» Наталья Левицкая

— Какие тренды останутся и будут развиваться в 2021 году?

— Во-первых, онлайн как инструментарий проектной деятельности расширил наши возможности как с точки зрения привлечения экспертов из разных городов и стран, так и с позиции вовлечения большего числа участников. Для себя фонд сделал вывод, что в каждый наш проект внедряются гибридные форматы. Например, в 2020 году образовательные сессии нашего проекта «Лига управленцев» по выявлению региональных лидеров и ярких идей проводились дистанционно. Также онлайн были организованы некоторые этапы профориентационного проекта «Точка опоры». Вторая тенденция — это развитие фандрайзинга. НКО научились привлекать целевые взносы, пожертвования физических лиц, и не последнюю роль играет умение привлекать грантовые средства. Текущий период развития сектора связан с поиском новых опор для устойчивости. Так, например, один из наших самых емких проектов прош­лого года «Стоп-коронавирус!» начал развитие с привлечения пожертвований физических лиц, затем Трубная металлургическая компания внесла 100 млн рублей, что, безусловно, позволило увеличить масштаб проекта — охвачено было 43 больницы в более чем 20 городах присутствия.

И еще один вектор — это внедрение цифровых инструментов оказания помощи. На сайте Благотворительного фонда «Синара» размещена подробная информация по способам перечисления пожертвований для основных наших фандрайзинговых проектов: указаны реквизиты, встроена система интернет-эквайринга, разработаны персональные QR-коды, по которым перечислить средства можно практически мгновенно.

Перспективным видится объединение усилий различных институций, взаимодействие нескольких НКО в одном проекте. Прошедший год на примере грантовых конкурсов, волонтерских объединений показал, что вместе мы действительно становимся сильнее, достигаем большего эффекта при тех же вложениях.

— Как меняется образ благотворителя и становится ли благотворительность массовой благодаря онлайн-технологиям?

— Внедрение цифровых инструментов дает хороший социальный эффект: работа становится более оперативной и близкой к потенциальным благотворителям. Мы в буквальном смысле научились «заходить домой» к нашей аудитории. Возникла хорошая тенденция: многие люди открыли для себя возможность быть сопричастными к свершению добрых дел. Оказалось, что пожертвовать на проект просто, узнать о нем — не проблема, принять участие лично — интересно и важно. Происходит серьезное обновление состава жертвователей и волонтеров. Те, кто раньше считал деятельность НКО далекой и чужой историей, становятся вовлеченными адептами социальных инициатив. В немалой степени этому способствует развитие социальных медиа, цифровых инструментов коммуникаций. В том числе из-за этого аудитория тех, кто готов участвовать в благотворительных акциях, помолодела. В любом случае благотворительность — это всегда позиция, возможно, личная история. Это заставляет мыслить в ином ключе, эмоционально сопереживать и растрачиваться. В текущем моменте очень важно показать, что благотворительность — это не только грустные и тяжелые истории, но и проекты развития, которые открывают новые возможности для всех участников. Например, сейчас БФ «Синара» при поддержке Фонда президентских грантов реализует проект по тиражированию в регионы уникальной технологии канистерапии (метод лечения и реабилитации с использованием специально отобранных и обученных собак) — это очень позитивный проект, направленный на изменение отношения общества к животным, также он позволит владельцам собак найти новую сферу для добровольчества.  

— Как ускорить диджитализацию сектора?

— Серьезным вложением в диджитализацию будет принятие факта, что мы живем не во временном состоянии, а в новом. Больше всего в этом измененном пространстве повезло тем НКО, кто начал цифровизацию «позавчера». Уже никого не удивишь требованиями к электронному документообороту, заполнению заявок на конкурс и сдаче отчетов на сайте грантодающей организации. Нет смысла искать оправдания, почему невозможно сделать что-то в цифровом формате, важно искать возможности и ресурсы для реализации задач. Безусловно, многим НКО в регионах не хватает технологической подготовленности персонала — и в плане оборудования, и в плане знаний. Но вместе с тем, мы видим, как в секторе кратно возросло предложение по развитию и обучению команд, как развиваются инструменты и механизмы взаимодействия. Думаю, что за лидерами будет подтягиваться и весь сектор. Но это и неплохо — работать в некоммерческом секторе должны постоянно растущие профессионалы.      

 

Пузыри, платформы, фейки

Главный редактор просветительского проекта «Теплица социальных технологий» Наталья Баранова обратила внимание на ключевые вызовы, которые стоят на пути диджитализации сектора

— Первый — информационные пузыри. Алгоритмы в соцсетях работают на то, чтобы мы общались только с теми, у кого те же взгляды, что и у нас. Для НКО — это большой вызов, потому что они должны быть видимыми не только для своей аудитории, но и для сторонних пользователей, которые потенциально могут быть тоже вам полезны. Второй — платформы. Twitter, Facebook, ВКонтакте и другие могут заблокировать ваш пост. И главный тезис тут в том, что не нужно рассчитывать только на платформы, нужно иметь свой канал коммуникаций. Как правило, это сайт, на котором вы можете полностью контролировать все, что происходит, хранить ваши данные и не бояться, что материалы либо посты будут утеряны. Третий, цитирую коллегу Всеволода Пулю, — перенасыщение, радикализация и дезинформация. Мы с этим столкнулись в 2020 году. От перенасыщения все глобально устали. Радикализация тоже связана с алгоритмами: радикальные точки зрения выходят в топ. Дезинформация — это фейки. Четвертый вызов связан с ростом онлайн-пожертвований, конечно же, это про безопасность. Цифровая безопасность, которая должна обеспечивать сохранность данных благополучателей. И это задача всех нас — не быть взломанными. Пятый — усиление онлайн-образования, как вы будете передавать свой опыт, упаковывать ваши знания.                         

 

Подтягивать все НКО

Некоммерческий сектор получил волшебный пинок и будет заниматься онлайн-технологиями, чтобы стать эффективнее, считает директор благотворительного фонда развития филантропии «КАФ» Мария Черток

— Это очень правильно, что НИУ ВШЭ запустил акселератор цифровой трансформации, но для участия в нем были отобраны самые сильные организации. А для усиления сектора нужно подтягивать все НКО, в том числе среднего уровня. Это они испытывают острые проблемы с созданием сайтов, освоением новых технологий, онлайн-фандрайзингом. Пока они не обретут цифровые навыки, о каком-либо прорыве говорить не имеет смысла. Конечно, это потребует ресурсов — денег, ИТ-специалистов, времени. Поэтому необходимо, чтобы доноры формировали свои программы таким образом, чтобы не просто финансировать проекты, которые про помощь нуждающимся, но и про то, чтобы развивать сам сектор. Это довольно сложный процесс, связанный с профессионализацией, но его точно нельзя обходить вниманием. Помочь НКО могут и интеллектуальные волонтеры из ИТ-компаний, например, которые могут выступить консультантами и менторами.    

 

Какие шаги усилят сектор

Старший директор по инновационной политике  НИУ ВШЭ Артем Шадрин уверен, что ИТ позволят НКО масштабировать деятельность без значительной затраты ресурсов

— Это фактически единственный путь для НКО, которые хотят повысить эффективность своей деятельности, потому что других резервов нет. Можно улучшать бизнес-модель, подтягивать организационные ресурсы, но без цифровизации сегодня развиваться нельзя. И крупные, и средние, и небольшие организации будут активно пользоваться новыми инструментами. Наша задача помочь тем, кто хочет быстрее двигаться.

 — Следует ли в этом году ждать от государства того же внимания и поддержки, которые сектор получил в 2020 году?

 — Субсидии регионам (региональная программа софинансирования Фонда президентских грантов, о желании участвовать в которой заявили 83 субъекта Федерации) — это большой шаг навстречу. Есть несколько законопроектов, которые находятся в высокой стадии готовности. Я очень надеюсь, что их удастся довести до стадии принятия. Есть закон по поручению президента РФ о распространении на НКО ряда инструментов поддержки, которые используются для поддержки малого бизнеса. Например, доступ к инструментам кредитного финансирования и т.д. Хотелось бы, чтобы следующим шагом стало распространение льготы на пожертвование в целевой капитал некоммерческой организации. Также было бы справедливо освободить бизнес от необходимости делать пожертвования из чистой прибыли в государственные и муниципальные учреждения, такие как музеи, университеты, больницы и т.д.     

Партнер проекта

 

 

Новости

В шести регионах Уральского федерального округа определены в общей сложности 103 проекта комплексного развития территории

26.11.2021

Следственный комитет России проверит ситуацию со сносом аэровокзала Уктус в Екатеринбурге

26.11.2021

Более 2 млн кв. метров жилья введено в Свердловской области за десять месяцев этого года

26.11.2021

Источник радиации в центре Челябинска обезврежен

26.11.2021

СвЖД завершает реконструкцию станций Ярино и Боковая по программе развития направления Пермь – Соликамск

25.11.2021

Губернатор Александр Моор: Боровская птицефабрика будет сохранена, производство восстановлено

25.11.2021

Более 3 млн туристов посетят Тюменскую область к концу года

25.11.2021

Послание губернатора Тюменской области Александра Моора: В Тюменской области должен появиться межуниверситетский кампус

25.11.2021

Послание губернатора Тюменской области Александра Моора: в регионе создадут Центр цифровой трансформации

25.11.2021

Деньги для дела: быстро и просто

25.11.2021

Объединение традиций и инноваций

24.11.2021

Какими могут стать площадь у Драмтеатра и набережная городского пруда в Екатеринбурге

24.11.2021

Пять трехсекционных грузовых электровозов «Гранит» пополнили локомотивный парк Свердловской магистрали

24.11.2021

Как вести успешный бизнес с помощью программ господдержки

24.11.2021

Доля заразившихся коронавирусом детей в Курганской области — около трети от общего числа случаев, трое детей умерли

24.11.2021

Несовершеннолетние в Свердловской области смогут проходить в ТЦ без взрослых

24.11.2021

Рейсы из Тобольска в Москву восстановлены

24.11.2021

Начинающему бизнесу расскажут, как в 2022 году выйти на рынок с новой идеей

24.11.2021

Полномочный представитель президента РФ в Уральском федеральном округе Владимир Якушев ушел на самоизоляцию

24.11.2021

Рудник Урала – 2021: новые контакты, знания и перспективы

24.11.2021

Екатеринбургу примеряют водно-зеленый каркас

23.11.2021

Облачное направление «Ростелекома» выросло вдвое

23.11.2021