Поиск новых моделей экономического роста после пандемии идет с трудом

January 21, 2021

Мировые институты на Гайдаровском форуме-2021 призвали не сокращать бюджетные расходы.  Но не все страны согласны с такой моделью. Российские власти, к примеру, оставляют простор для частных инвестиций. Правда, стимулов для их роста не предлагают

 Сегодня уже можно определенно сказать, что мир справился с первым экономическим шоком от распространения по всей планете COVID-19, главным образом это случилось благодаря введению правительствами комплекса мер по поддержке своих экономик. Сейчас перед мировыми элитами стоит новый вызов: как возобновить экономический рост и какие решения для этого применимы в новой реальности. Поиску ответов были посвящены несколько сессий прошедшего недавно в Москве «Гайдаровского форума-2021».

По законам военного времени

Для поддержки своих экономик страны задействовали главным образом инструменты денежно-кредитной политики. «И сейчас важно понять, какие из них носят временный характер, а какие систематический» — поставила вопрос первый заместитель председателя Банка России Ксения Юдаева, открывая экспертную дискуссию «Вызовы макроэкономической политики в современном мире».  

 В этот кризис  в  игру были активно включены инструменты количественного смягчения и курс ослабления монетарно-денежной политики Центробанков.  Следствием антикризисных решений стало усиление влияния государства в экономике.

Профессор экономики Гарвардского университета Кеннет Рогофф считает этот выбор обоснованным:

 — Сейчас ситуация схожа с экономикой военного времени, а на войне не спрашивают, на какие средства мы будем воевать. Так и сейчас не стоит вопрос, нужно ли вмешательство государства. Оно нужно.

Профессор экономики Лондонской школы бизнеса Ричард Портес считает разумной и правильной политику низких ставок, при этом видит опасность резкого разворота курса и реализации политики бюджетной консолидации, которую сейчас могут применить многие страны:

 — Нам нужно избежать ошибки 2010 года, когда была развернута политика большой экономии. В результате многие люди лишились рабочих мест, оставшись из-за урезания бюджетов на улице. Убежден, что говорить об увеличении налогового бремени возможно лишь только после того, как безработица вернется к доковидному уровню.

 Многие страны поддержали своих граждан и компании за счет увеличения заимствований, и экономистов беспокоит проблема большого госдолга.  По мнению вице-президента, главного экономиста Группы Всемирного банка Кармен Рейнхарт, тратить нужно столько, сколько позволяют ресурсы:

— Возьмем, например, страны с низким уровнем дохода. У них и так уже были проблемы с обслуживанием кредитов, а в пандемию они только усугубились. Так, в Нигерии 100% государственных средств в последнем квартале 2020 года пошло на обслуживание госдолга.

Эксперты соглашаются в том, что мир стал гораздо больше зависим от политики ведущих центробанков. По мнению Кармен Рейнхарт, структурные изменения во время пандемии могут привести к ситуации, когда независимость Центробанков будет постепенно размываться:  

 — Я, конечно, не говорю, что казначейства будут диктовать центробанкам, что делать. Но сейчас за счет очень больших долгов ситуация, складывается как в послевоенный период. В частности, ЦБ различных стран скоро придется повышать процентные ставки, чтобы хоть как-то замедлить падение национальных валют.

— В России инфляция действительно поползла вверх, и мы пытались ее купировать, — подтверждает Ксения Юдаева.

Кеннет Рогофф видит также необходимость смены приоритетов государственной поддержки:

 — Государства помогли в кризисный момент экономическим субъектам из сферы услуг. Но именно в промышленности заняты люди с наименьшим доходом. И если сегодня экономические институты не предпримут ничего, чтобы преодолеть или хотя бы сократить экономическое расслоение населения, условно через пять лет, когда закончится кризис, мы получим пропасть между бедными и богатыми.

Экономика завтрашнего дня

Монетарная политика, конечно, позволила избежать краха, но предотвратить сильный спад не удалось, и сейчас всех интересует, когда экономика вернется к докризисным показателям. Ответ на этот вопрос в экспертном диалоге «Будущее экономического роста» искали директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристалина Георгиева и ректор РАНХиГС Владимир Мау.

 — Возврат к экономике 2019 года — это не то, что необходимо. Нужно строить экономику завтрашнего дня, — актуализировала тему Кристалина Георгиева.

Сейчас в мире идет быстрая смена технологий, при применении которых продукты сильно удешевляются. Владимир Мау предположил, что по этой причине миру, возможно, придется пересмотреть традиционное измерение темпов роста:

 — Следует переосмыслить то, как мы оцениваем экономический прогресс, потому что прежний подход устарел, — соглашается Кристалина Георгиева.  — Нужно улучшить метод оценки ВВП как традиционного индикатора роста.

 Но, похоже, экономисты пока не вышли на новую методологию. 

— По нашим оценкам, производительность труда в целом отстает примерно на 0,3% от цифровой экономики, — рассуждает Кристалина Георгиева.  — Мы не знаем, что делать с теми товарами, которые теряют свою цену в цифровом мире. Вторая задача — расширять контекст оценки национальных финансовых показателей. Третья — определить, как оценивать благосостояние граждан, чтобы политики могли принимать разумные решения.

Как показали результаты исследования о распределении богатств, физические капиталы и финансовое богатство сравнивались по стоимости с человеческим капиталом. По словам Кристалины Георгиевой, сейчас именно человеческий капитал составляет две трети богатства планеты, остальные богатства распределяются в развитых и развивающихся странах очень неравномерно. «Поэтому нам надо добиться того, чтобы плоды роста были распределены между всеми», — призывает Георгиева.

 — Мировой опыт показывает, что есть возможности экономического роста без роста благосостояния, — возражает Владимир Мау.  — Например, в последние годы СССР темпы роста ускорялись, а благосостояние падало. И наоборот, в Японии экономика практически стагнирует, а благосостояние растет. Нужно понимать, что благосостояние гораздо важнее, чем номинальные цифры роста.

 

Возврат к экономике 2019 года — это не то, что необходимо. Нужно строить экономику завтрашнего дня 

Похоже, что пока мировые элиты не видят другого инструмента для возобновления роста экономики, кроме увеличения расходов. По мнению Кристалины Георгиевой, для вывода экономики из коллапса необходимо как можно больше тратить:

 — Потребление и производство было намеренно ограничено с началом пандемии. Поэтому сейчас важно не отнимать помощь и льготы, которые были предоставлены, нужно еще помочь тем, кто потерял работу.

При этом МВФ признает, что мир так и не решил проблемы предыдущего цикла —низкая производительность труда, рост неравенства и изменение климата.

 А мы прежним курсом

Эти же вызовы актуальны и для российской экономики. Как заявил на экспертной дискуссии «Непростой разговор об экономическом росте» министр финансов РФ Антон Силуанов, показатель экономического роста важен не сам по себе, а с точки зрения его влияния на рост благосостояния населения:

— Нужно обеспечить качество роста, которое приводило бы к созданию новых экономик, обеспечило бы экономику современными рабочими местами, технологиями.

Однако, судя по высказыванию министра финансов, российские власти не рассматривают в качестве инструмента обеспечения этого роста увеличение госрасходов, к чему призывает МВФ:

— В такое сложное время, как прошлый год, конечно, государственные инвестиции должны увеличиваться и быть катализатором. Но здесь перебарщивать нельзя. Не нужно увлекаться такими идеями, потому что не надо мешать частным инвестициям. 

Правда, министр обошёл стороной вопрос как обеспечить приток частных инвестиций в новом деловом цикле.

Судя по итогам другой дискуссии форума «Новая структура экономики», состоявшейся в рамках Гайдаровского форума-2021, профильные российские ведомства видят потенциал экономики в развитии новых секторов, продолжении реализации политики импортозамещения и экспорта.

По мнению главы Минпромторга РФ Дениса Мантурова, ускоренно развивающийся онлайн-сектор уже не вернется в прежний режим:

 —Я думаю, откатиться назад уже не получится. Когда потребитель попробовал и оценил качество предоставляемой услуги с точки зрения доставки заказываемого товара, от этого невозможно отказаться.

Министр прогнозирует развитие компаний, специализирующихся на доставке:

— Наверное, онлайн-экономика не будет расти так интенсивно, как это было в 2020 году, хотя мы и до этого в последние пять-шесть лет получали рост 25 — 30% минимум по году. Думаю, проценты двухзначного порядка точно будут сохраняться. Причем мы же имеем в виду не только обеспечение нашего населения этими услугами, мы рассматриваем коммерческие площадки поставщиков на зарубежные рынки российской продукции. Поэтому для нас это важный перспективный инструмент, и мы будем поддерживать и развивать его.

По словам главы Минпромторга, экспорт не уходил с повестки министерства и в пандемийные месяцы:

 — Мы ни на секунду от этого направления не отходили, и 2020 год не явился исключением с точки зрения выполнения взятых на себя обязательств в части роста несырьевого неэнергетического экспорта.

По словам Дениса Мантурова, в фокусе внимания остаётся и программа импортозамещения:  

 — Планы, сверстанные в конце 2014 года, за пять лет были реализованы в обозначенные сроки. И это обеспечивает определенную базу, стабильность по наращиванию дальнейших перспектив.

Минпромторг по-прежнему видит потенциал и в стратегии локализации:

 

Сейчас в мире идет быстрая смена технологий, при применении которых продукты сильно удешевляются,  по этой причине миру, возможно, придется пересмотреть традиционное измерение темпов роста

 — Сегодня мы для себя строим перспективу до 2024 года, в основном она нацелена на локализацию компонентов. В данном случае мы говорим о автомобилестроении, транспортном машиностроении, авиапроме, медицинской промышленности. Мы с вами понимаем, где сегодня производятся лекарственные препараты, используются те или иные компоненты, оборудование, сырье иностранного производства. С одной стороны, это вопрос национальной безопасности, с другой — это экономически оправдано. Мы не должны до фанатизма повторять «импортозамещение» или «локализация», мы должны создавать свои компетенции, формировать их, иметь свои собственные независимые технологии, создавать ресурсную, сырьевую базу.  

Институты развития между тем призывают обратить пристальное внимание на новые технологии.  По мнению руководителя Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилла Дмитриева благодаря ситуации с коронавирусной инфекцией появилось множество перспективных секторов экономики, на которые стоит делать ставку:

 — Мы видим, что очень большие усилия уходят в развитие искусственного интеллекта и различных приложений, связанных с искусственным интеллектом, и мы считаем, что у данных приложений громадные перспективы, возможности повышения эффективности во многих отраслях на 25 — 30%.  Использование анализа больших данных даст кардинально новые более эффективные результаты. Безусловно, важна сфера биобезопасности, и Россия здесь активно развивает этот сектор, он будет очень востребованным и в будущем. Мы считаем, что и искусственный интеллект даст те прорывные технологии, которые будут основой многих новых компаний в России в будущем.

Новости

Первая в России беспилотная «Ласточка» может появиться в 2022 году

13.12.2021

В Екатеринбурге подведены итоги социальной акции «Говорящая книга»

13.12.2021

На строительство ледокольного танкера для «Арктик СПГ 2» выделено 890 млн рублей

13.12.2021

В Свердловской области появится департамент туризма и индустрии гостеприимства

13.12.2021

Синара купила у Газпромбанка бизнес технических газов

13.12.2021

Инвестиции новых резидентов «Титановой долины» превысят 1,25 млрд рублей

13.12.2021

Екатеринбург встретил Деда Мороза из Великого Устюга!

13.12.2021

Инвестиционный потенциал Трехгорного представят предпринимателям

13.12.2021

Поликлиники Екатеринбурга приостановили прием здоровых детей из-за роста больных ОРВИ

10.12.2021

Доля гражданской продукции в объеме производства ОПК может достичь в 2021 году 28%

10.12.2021

Сертификация двигателя ПД-35 должна начаться в 2027 году

10.12.2021

Экспортные пошлины на металлургическую продукцию продлевать не планируется

10.12.2021

«Синара» представила проект внутригородского пассажирского движения для Сербии «Белградские диаметры» стоимостью 1,2 млрд евро

10.12.2021

Грузоподъемность единственной ледовой переправы через Обь между Салехардом и Лабытнаги на Ямале увеличена до 15 тонн

10.12.2021

Вице-премьер РФ Юрий Борисов провел выездное совещание по диверсификации предприятий оборонки и снижения зависимости ТЭК от импортных технологий

10.12.2021

В уральских вузах начали вводить QR-коды, а в ТРЦ будут пускать подростков без родителей

10.12.2021

Расселение аварийного жилья после провалов в Березниках должно завершиться в 2022 году

10.12.2021

Михаил Мишустин: «Важный рубеж, который перед нами стоит, — вывод на рынок двигателя пятого поколения»

10.12.2021

В Свердловской области прожиточный минимум на 2022 год повышен на 9,5%

10.12.2021

Суммарная инвестиционная емкость перспективных тюменских инвестпроектов превышает 211 млрд рублей

10.12.2021

«Пермские моторы» получат более 44 млрд рублей на разработку и производство двигателя большой тяги ПД-35

10.12.2021

Индекс инвестиций в основной капитал в УрФО за три квартала 2021 года снизился

09.12.2021