Новое содержание Альфа-Банка

July 25, 2021

Мы представляем свое будущее как финансовый институт, который обеспечивает суперфинансовый сервис, говорит Президент, Первый заместитель Председателя Совета директоров Альфа-Банка Олег Сысуев

На международной промышленной выставке «Иннопром» губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев и Президент, Первый заместитель Председателя Совета директоров Альфа-Банка Олег Сысуев провели рабочую встречу. Стороны обсудили возможность реализации совместных проектов и подписали соглашение о сотрудничестве. После церемонии мы поговорили с Олегом Сысуевым о перспективах регионального развития и тенденциях банковского сектора России.

— Олег Николаевич, у Альфа-Банка широкая филиальная сеть, какое место на вашей карте офисов занимает Свердловская область?

— История делового партнерства Свердловской области и Альфа-Банка имеет давние и крепкие корни. Банк представлен в четырех уральских городах. Мы обслуживаем крупнейшие предприятия промышленного комплекса и сельскохозяйственного сектора.

— Сейчас в мире происходит много изменений, как это отражается на моделях регионального развития российских банков?

— Наши новации не связаны с текущей ситуацией. Мы проводим трансформацию в соответствии с нашей долгосрочной стратегией. Во-первых, мы поставили цель выходить не только в центры регионов столицы, но и в малые города с населением 100 тыс. человек. Это для нас совершенно новый формат и опыт. Во-вторых, мы приняли решение в ускоренном темпе реализовывать нашу концепцию «умного» офиса. Это офис, где будут преобладать современные технологии, и все будет направлено на то, чтобы клиенту было удобно. Очень важно, чтобы это была не только новая картинка, но и новое содержание. Когда эти офисы будут полностью загружены и начнут функционировать, мы увидим рост посещаемости, рост удов­летворенности клиентов. Мы прекрасно понимаем, что перекрасить все в красный цвет, поставить удобную современную мебель, кофемашину — это достаточно простое занятие. А вот наполнить новыми продуктами, это другое дело. Я лично очень надеюсь, что именно содержание принесет результат.

— Внесла ли пандемия изменения в модель бизнеса Альфа-Банка?

— Безусловно, пандемия принесла новые знания. Мы поняли, что большое количество наших сотрудников может эффективно работать удаленно. Да, удаленная работа из дома не у всех может получаться, это во многом зависит от условий, в которых живут люди. Мы на это обращаем внимание, но, как показывает наша практика, если условия есть, большая часть наших сотрудников может работать по гибкому графику и это эффективно в целом для банка, потому что мы можем экономить на аренде помещений.

— Банковская система кризисный 2020 год прошла очень достойно в отличие от других периодов экономического спада, по вашему мнению, с чем это связано?

— Обычно проблемы у банков возникают из-за ухудшения качества обслуживания долга. Для нас было большим сюрпризом, что на этот раз физические лица очень аккуратно выполняли свои обязательства. И это при том, что поток людей, которые решили взять кредит, увеличился, но проблемной задолженности не стало драматически больше. В корпоративном бизнесе у нас тоже не было крупных проблемных кредитов. Наоборот, в этом году мы реализовали две крупные сделки, которые позволили нам распустить резервы на возможные потери по ссудам. Существенный вклад в рост портфеля сейчас вносит малый и средний бизнес. Безусловно, большую роль в этом сыграла поддержка государства, которая была направлена на то, чтобы этот бизнес не исчез из-за падения спроса, и мы считаем, что эта политика дала результат. Конкуренция за этого клиента сейчас высокая, а Альфа-Банк отгрызает часть рынка за счет своих передовых продуктов. Малому и среднему бизнесу с нами удобно работать и это связано с высоким уровнем сервисов, качеством наших платформ.

— Один из главных двигателей банковских портфелей прошлого года — ипотека. Полгода шла ожесточенная дискуссия о судьбе льготной ипотеки и было много аргументов против ее продления. По-вашему мнению, решение о пролонгации программы было оправданным?

— Мы выступали за то, чтобы продлить эту программу, потому что это очень большой стимул для экономики, тем более что у государства сейчас есть для этого ресурсы.

— Как вы оцениваете опасность реализации множества рисков, в частности дефолта банковских портфелей?

— Я считаю, что нужно не допускать роста дальнейшей секьюритизации ипотечного рынка, а это можно и нужно контролировать. Если же допустить большого объема выпуска ипотечных бумаг в рыночный оборот, то это очень небольшие риски.

— Как, по вашему мнению, продление этой программы отразится на жилищном рынке?

— Жилье в нашей стране до сих пор является серьезнейшей социальной проблемой, я думаю, что стимулирование строительства жилья со стороны государства это правильно со всех точек зрения. Правда, есть один момент. Стимулировать строительство, на мой взгляд, нужно дискретно. Если будут расти новостройки только в крупных городах, тогда нам следует ожидать опустошения сельской местности, потому что это будет триггером миграции жителей сел в города. Поэтому мне кажется, что стимулировать надо в том числе и развитие строительства жилья в сельской местности.

— Еще одна острая дискуссионная тема этого года связана с формированием экосистем. Публично о строительстве экосистем заявили шесть игроков. И в их числе нет Альфа-Банка. Почему?

— Мы очень долго размышляли на эту тему и пришли к выводу, что в экосистеме типа «Сбер» не наше будущее. Мы вообще считаем, что банк — это прежде всего финансовый институт, и поэтому для него главные фундаментальные ценности — это надежность, удобный финансовый сервис и соответствие требованиям регулятора. Конечно, мы будем развивать дополнительные сервисы и для этого будем поддерживать партнерства. Мы исходим из того, что люди, которые занимаются каким-то видом услуг специально, лучше нас понимают в этом. Но если эти компании инкорпорировать в банк, то банк съест эти системы, они будут неэффективны, и они начнут давать сбои. Вот это проверено годами. Мы представляем свое будущее как финансовый институт, который обеспечивает суперфинансовый сервис с точки зрения удобства, скорости, надежности.

— Банк России обсуждает регуляторные новации экосистем, это необходимая мера?

— Центральный банк говорит, что нужно оценивать финансовые результаты работы экосистемы, а для этого следует по-другому считать риски, по-другому относиться к капиталу. И это, на самом деле, подрывает основы банка как финансовой системы, это риск большой, как нам кажется. Поэтому мы будем заводить только те партнерства, которые не будут влиять на наши параметры, как на банк. Но в целом регулирование экосистем пока очень непонятный вызов.

— Как вы оцениваете характер конкурентной среды на банковском рынке?

— Главный вызов для нас сейчас — большая доля государства на рынке. Государства стало много не только в банковской системе, но и в целом в экономике. А мы хотим показать и доказать, что мы с точки зрения формальных признаков (рейтинга, величины, истории, репутации) не хуже, а иногда и лучше. Мы точно лучше в скорости, мы точно лучше в современных технологиях, и мы доказываем это на рынке. Но рынок бюджетный, а бюджет сейчас является одним из основных участников экономического процесса. И это не только счета организаций и другие финансовые потоки. Обратите внимание, работники бюджетных учреждений сейчас получают регулярную заработную плату, а это очень привлекательная часть клиентской базы. Такого не было никогда. И, конечно, мы хотим равный доступ, честную конкуренцию.

— Банки обеспечивают себе преимущества в сервисе за счет автоматизации, и сделано в этом направлении уже много, каков дальнейший вектор цифровизации банковского бизнеса?

— Я думаю, что нас ждут серьезные перемены с точки зрения применения био­метрии, она поможет сразу определять потребности человека в сервисе и его возможности. Да, пока этот процесс идет с трудом. И мне кажется, причина в том, что мы не научились вставать на место клиента. Надо перестать организовывать теоретические диспуты. Зачастую мы делаем ошибку, когда собираем умных людей, и они начинают осуществлять бесконечный высокоинтеллектуальный процесс, не приводящий к результату. Просто встаньте на место клиента.

— И при этом многие решения, которые облегчают жизнь человека, находят не большие структуры, а стартапы. В целом сейчас запрос на технологическое предпринимательство сильно вырос. Но старт­апам часто не хватает финансирования. Вы как банк видите для себя возможность поддержки этого сектора?

— Очень хороший вопрос, который мы до конца для себя не решили. Мы так и не научились по-настоящему партнериться со старт­апами. Я думаю, что причина в том, что у банка как у большой финансовой организации, работающей на зарегулированном рынке, совсем другая философия. И партнерство с другими по ДНК организациями — это вещь очень сложная. Мы пытались организовать специальный фонд, у нас был проект «Поток». Мы вынуждены были его продать, потому что не сумели выстроить взаимодействие. Все-таки философия у стартапов немного другая. Чтобы с ними договариваться, нужно уметь быстро отказываться от неудачных шагов, надо иметь венчурное мышление, просчитывать проект на долгую перспективу. Надо уметь в шортах ходить в офис, сидеть с ногами на диване, что в банке не принято. Ну, а если серьезно, то все дело в том, что у банка цель немного другая — заработать прибыль, не подвергая риску капитал. Хотя мы очень стараемся. Мы понимаем, что нужны другие люди, другие мозги. Кстати, они появляются. У нас огромное количество молодых людей, и они от нас, людей с советским прошлым, сильно отличаются. Например, уровень денежной компенсации для них — это не самое важное. И я рассчитываю, что таких молодых людей будет все больше, в том числе на позиции, которые будут отвечать за партнерство с такими же как они, и это приведет в конечном итоге к успеху.

— Если денежная мотивация не работает, на чем строятся аргументы ваших HR?

— Мы стараемся быть успешным работодателем. Для этого есть замеры и рейтинги. И мы над этим работаем с новой командой НR. Мы поняли, что нужно создавать атмосферу. У нас, к примеру, в банке не поощряется командно-административная система. У нас в банке поощряется работа по горизонтали, чтобы сотрудник сам мог работать со своими партнерами. Второе, это условия труда. Мы раньше на это обращали, если честно, очень мало внимания. Сейчас появляются в наших офисах фитнес-клубы, возможность качественно питаться и гибкий график работы. Главное, мы стараемся к сотрудникам по-человечески относиться.

Новости

Акции Реж-Хлеба выставлены на продажу

27.09.2021

«Эксперт-Урал» №39-40 (852) в PDF

26.09.2021

Коротко

26.09.2021

Банки, вперед — в цифровую эпоху!

26.09.2021

«Дамате» построит в Тюменской области крупнейший в стране племенной репродуктор индейки

26.09.2021

Выборы: итоги

26.09.2021

Инвестиции в ТЭК на Урале: «Газпром нефть» — 3 млрд рублей, «Новый поток» — 5 миллиардов

26.09.2021

Цифровая трансформация

26.09.2021

Орбита атомного влияния

26.09.2021

Завязать интеллектуальный узел

26.09.2021

Закрытые города — открытые возможности

26.09.2021

Тюменский нефтегазовый форум 2021: итоги

26.09.2021

Экология в камне

26.09.2021

Полеты самосвалов и погрузчиков

26.09.2021

Машиностроители наращивают производительность

26.09.2021

В Югре стартовала масштабная программа газификации

26.09.2021

Территория притяжения

26.09.2021

Как изменится Екатеринбург: от Исети до Вайнера

26.09.2021

ГЛК «Солнечная долина» может зайти на «Завьялиху»

24.09.2021

Пермь купит в лизинг десять трамваев на 675,3 млн рублей

24.09.2021

Югра получит бюджетный кредит на 8,7 млрд рублей на реализацию девяти инфраструктурных проектов

24.09.2021

Уралхиммаш поставит на турецкую АЭС «Аккую» 48 емкостей системы пассивного залива активной зоны на 3 млрд рублей

24.09.2021