Креативный бульон

May 30, 2021

Фото Евгении Яблонской

На Среднем Урале создан потенциал для развития креативных пространств. Чтобы сделать сектор заметным в масштабах макроэкономики, нужна особая модель взаимодействия индустрии и власти

В Свердловской области началась подготовка к открытию нового креативного пространства. В Нижнем Тагиле в здании бывшего училища «Самородок» разместятся студии художественного творчества, фотолаборатории, ИT-компании и коворкинг. Проект реализуется в рамках федеральной программы Агентства стратегических инициатив (АСИ) Rurban Creative Lab при поддержке компании «Евраз».

«Активность, которую проявляют инициативные команды в регионах, не снижается даже во время пандемии, в целом по стране на участие в рамках федеральной программы АСИ Rurban Creative Lab подано более 3000 заявок», — отметила заведующая кафедрой международной экономики и менеджмента Института экономики и управления (ИнЭУ) УрФУ Людмила Ружанская на круглом столе «Креативные подходы к развитию территорий и внутреннего туризма», организованном институтом.

По словам директора ИнЭУ УрФУ Дмитрия Толмачева, интерес вузовской науки к этой теме не случаен: «Наш институт давно и системно занимается изучением проблематики развития городов и регионов, а креативная индустрия будет набирать все больший вес в экономике территорий. По статистике Всемирной организации интеллектуальной собственности, уже сейчас оборот креативных отраслей в мире приближается к 5% ВВП».

Второй год в рамках проекта «Лето на Заводе» в Сысерть приезжают жители соседних городов и своими силами реанимируют жизнь заброшенного завода. Фото из личного архива Яна Кожана

По мнению доцента департамента менеджмента, руководителя магистерской программы «Экономика впечатлений: менеджмент в индустрии туризма и гостеприимства» НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург) Ксении Кузьминой, обращаться к этой теме нужно еще и по другим соображениям: «В будущем будут востребованы профессии, связанные с умением создавать ценности, символические смыслы и отражать их в конкретных продуктах, брендах и проектах».

Флакон смысла

Впервые термин «креативная экономика» использовал нью-йоркский журнал Businessweek в 2000 году, сегодня в литературе можно найти много классификаций креативных индустрий. Ксения Кузьмина в исследовательских работах выделяет четыре основных блока: культурное наследие и искусство, медиа, цифровые технологии, дизайн и креативные услуги.

По данным АСИ, крупные креативные кластеры работают в 28 городах России. Общая площадь занимаемой ими недвижимости составляет 1,65 млн кв. метров, 59% таких пространств сосредоточено в Москве (5,2% рынка офисной недвижимости столицы). В Санкт-Петербурге расположено 17% всех креативных кластеров страны общей площадью 273 тыс. кв. метров.

Такие проекты чаще всего возникают в процессе редевелопмента промышленных территорий. В России одним из лучших примеров соединения исторических особенностей и современных подходов городского развития считается московский дизайн-завод «Флакон». Здесь, на территории бывшего хрустального завода имени Калинина, творческие команды разместили офисы на площади более 25 тыс. кв. метров. В отличие от стандартных бизнес-центров им предоставлен максимум свободы в организации своего пространства, и это особенно оценили архитектурные бюро, мастерские, шоу-румы, арт-кафе.

Выставка современных российских художников «Все это — ВЫ» — еще один эксперимент «Синара Центра» по тестированию идей в креативном пространстве. Фото предоставлено  «Синара Центром» 

По мнению Ксении Кузьминой, в ходе таких проектов появляются новые бизнес-идеи, происходит редизайн традиционных продуктов. Но получается у всех далеко не сразу, предупреждает эксперт:

«Когда в промышленной зоне Васильевского острова рядом с известным балтийским заводом, который строит ледоколы, появилась идея общественного пространства проекта “Севкабель Порт”, у многих был скептицизм. Считалось, что на эту территорию никто не приедет. Но организаторам удалось правильно представить продукт, найти свою аудиторию, резидентов и ядро».

При этом надо еще и постоянно работать с талантливой и творческой молодежью, создавать и поддерживать сети. Поэтому многие креативные пространства предоставляют сервисы дополнительного профессионального образования.

Проекты удаются тем, кто сумел не просто перестроить промышленные зоны, но и наполнить их новым смыслом. И этот опыт стремятся перенимать в других регионах.

Горнозаводская цивилизация и социальный запрос

Многие креативные пространства, инициированные в Свердловской области, формируются на фундаменте исторического наследия промышленного региона. Директор АНО «Агентство развития Сысерти» Ян Кожан взял за основу пространства «Лето на заводе» идею изучения горнозаводской цивилизации. Усилиями его команды территория старинного чугунолитейного завода Турчаниновых — Соломирских, пустующая более 30 лет, постепенно получает новую жизнь.

Фото Евгении Яблонской

Генеральный директор АНО «Кластер гора Белая» Леонид Гункевич при создании на территории кластера арт-резиденции в Черноисточинске опирается на наследие Демидовых и Строгановых:

— На месте цехов демидовского завода будут созданы мастерские для проведения мастер-классов и мероприятий. Кроме того, мы хотим использовать в создании этого пространства традиции фольклора. Творческие люди таким образом получат здесь возможности для производства и сбыта своей продукции.

Другая распространенная основа для формирования новых креативных центров — оживление исторических памятников.

В Санкт-Петербурге популярный у жителей и гостей культурный и коммерческий комплекс «Новая Голландия» создан в результате реконструкции памятника архитектуры. В этом случае инициатива пришла от администрации Санкт-Петербурга, которой были переданы права на остров, после чего она объявила тендер на его реконструкцию, в итоге авторы проекта нашли востребованную у аудитории концепцию.

Культурно-выставочный комплекс «Синара Центр» в Свердловской области разместился в зданиях бывшего госпиталя Верх-Исетского завода — одном из старейших архитектурных ансамблей Екатеринбурга XIX века. Здесь основой послужила частная инициатива основателя группы «Синара» Дмитрия Пумпянского.

— Когда Дмитрий Александрович (Пумпянский. — «Э-У») принял решение о приобретении этого здания, он поставил перед нами две задачи, — рассказывает генеральный директор ООО «Синара Центр» Елена Теребенина. — Сделать проект, который будет интересен для горожан, и обеспечить экономическую эффективность. О возврате инвестиций речь, конечно, не идет, но нужно, чтобы объект сам себя содержал. И мы очень быстро поняли, что для этого следует идти по пути постоянной проверки гипотез. Я даже местами уже на стадии проектирования некоторые помещения меняла. Мы все время ищем новые идеи, заводим арендаторов, смотрим, какая у них выручка. При планировании концертов и спектаклей все время приходится делать тесты, и конечно, нужна постоянная работа с целевой аудиторией. Все это необходимо, чтобы найти удачное сочетание смысловой нагрузки и экономической модели.

Впрочем, не всегда для создания креативных пространств нужны «руины». В Свердловской области, к примеру,с нуля в чистом поле построен культурно-развлекательный комплекс «Парк сказов»: здесь образовательные и экскурсионные программы посвящены сказам Бажова, русской сказке и традиционной народной культуре.

Креативный кластер — это собрание разнонаправленных профессий, людей, в результате общения которых появляется новый продукт

Главным образом для запуска успешного проекта нужен социальный запрос, убеждена Ксения Кузьмина:

 — В Санкт-Петербурге креативные пространства появились в ответ на потребность горожан в поиске своего места. Представителям творческих профессий было необходимо место, где они могли бы поделиться своим внутренним миром с городской культурой.

Именно ответ на социальный запрос является основой успеха Ural Music Night, соглашается генеральный продюсер фестивалей Ural Music Night и «Старый Новый Рок» Евгений Горенбург:

— Когда нет объединяющей национальной идеи, возникают идеи индивидуалистические, так и получилось в нашем случае. Фестивали, которые не продают билеты, продают аудиторию. А такая аудитория интересна государству, поэтому нас поддерживает президентский грант. Такая аудитория интересна рекламодателям. Так, вовремя ответив на социальный запрос, мы стали самым крупным музыкальным фестивалем в мире по итогам 2020 года.

Нужны новый имидж и новая инфраструктура

Как показала дискуссия, отдельные успешные проекты в Свердловской области есть, но в отличие от Москвы и Санкт-Петербурга они не перерастают в заметный пласт региональной экономики. Между тем креативные пространства могли бы усилить потенциал туристической индустрии.

Ян Кожан связывает это с двумя проблемами:

— Во-первых, государство активно поддерживает хорошо развитые территории и пока не понимает, как продвигать Урал, у которого один устойчивый имидж — связанный с царской семьей. Креативная индустрия сама должна предложить уникальное позиционирование Урала, чтобы на этой базе продвигать регион в масштабах страны. Вторая проблема — инфраструктура: где остановиться, где поесть, как добраться. Мы даже в своем пространстве не можем принять большое количество людей, потому что они хотят где-то остановиться.

Выход видится в развитии индустрии по пути кластеров, и эту концепцию сейчас многие обсуждают. Формально кластер отличается от пространства большей площадью. Кластером считается объект, где расположено как минимум 30 резидентов из разных пластов креатива. Расчет делается на то, что эти резиденты начнут создавать цепочки кооперации, и это сделает кластер эффективным. Впрочем, иногда кластером называют децентрализованные креативные площадки, которые разбросаны по городу. Именно поэтому пути хочет пойти Евгений Горенбург:

— Мы занимаемся многими креативными проектами: компьютеры, информационные технологии, фильмы, концерты. Но мечтаем о креативном кластере. И я точно для себя понимаю, что креативный кластер — это собрание разнонаправленных профессий, людей, в результате общения которых с высокой вероятностью появляется что-то новое, что обладает свойствами уникального продукта. Когда создается инфраструктура и наполняется абсолютно бестолковыми народными ремеслами, это нельзя называть креативным кластером. Мы сейчас делаем идеологическую проработку такого проекта.

Елена Теребенина тоже обратила внимание на этот подход. Чтобы оценить потенциал развития «Синара Центра» по этой модели, она провела анализ и пришла к выводу, что пока эта модель работать не будет:

— Во-первых, в Свердловской области нет ни одного заинтересованного лица в политических структурах, которые бы двигали тему креативных кластеров. Отсутствие продюсеров и приводит к тому, что мы очень сильно отстаем не только от Москвы, но и от Калининграда, Иркутска и Ульяновска. Во-вторых, только через управление со стороны власти креативный кластер создать невозможно. В этом случае, как правило, должен начать вариться креативный бульон, в котором задействовано огромное количество творческих людей, инициатив. И пока у каждого свое видение перспектив. Если их собрать вместе и послушать, у всех будет свое представление о том, каким должен быть кластер, как он развивается и что там должно происходить. Общее понятийное поле не сформировано, и я думаю, что уже хорошо, что есть возможность эту тему хотя бы поднимать. Нужно правильное продюсирование. Третий глобальный вывод: да, у нас отдельные точки роста, но надо подумать над тем, что будет являться серьезным толчком для того, чтобы движение пошло более интенсивно.

Многие представители этой индустрии считают, что кластер нужен далеко не всегда, но, если уже команда решила браться за эту модель, необходима детальная и всесторонняя проработка проекта. В числе дискуссионных останется и конструкция формата государственной поддержки креативной индустрии. С одной стороны, поддержка многим частным проектам нужна прежде всего финансовая, президентские гранты достаются далеко не всем. Основатель и генеральный директор комплекса «Парк сказов» Алиса Ларионова демонстрирует особенность проблематики креативных пространств на примере развития своего проекта:

— Чтобы построить такой парк, нам был нужен большой участок земли. Искали долго, и проект получился только благодаря дальновидности мэра города Арамиль, который оценил нашу идею и выделил нам землю в аренду на 49 лет для строительства парка. Парк открылся в декабре 2015 года, за это время мы построили 43 объекта, инвестиции составили более 150 млн рублей, парк посетили более 500 тыс. гостей. Парк находится в 30 км от Екатеринбурга, многие гости хотели бы оставаться дольше, но у нас всего два гостевых дома, и этого явно мало. С экономической точки зрения, чем больше у нас возможности для проживания, тем дольше находятся туристы. Мы спроектировали деревню уникальных гостевых домов в логике общей тематической концепции сказок — «лисья нора», «гнездо кулика», «берлога медведя» и так далее. Каждый дом будет уникален, и ощущения от проживания в них будут разные. Объяснить инвесторам, что им нужно вложить деньги в «лисью нору» сложно, а кредиты достаточно дорогие. У нас есть два кредита по 10,5% и 9,6%. Для инфраструктурного проекта это много. Строительство гостевых домов ускорилось бы, если бы у нас был доступ к дешевым деньгам.

То есть в этом конкретном случае есть явный запрос на финансовые меры господдержки. Но в том и проблема, что в этой области каждый проект строится в своей логике. «Креативные индустрии — сложная тема потому, что в отличие от металлургов или ткачей, это не единая отрасль и не трудовые коллективы из десятков тысяч человек. Творческие бизнесы — это мобильные команды, где зачастую два-три энтузиаста без оглядки на большие корпорации задумываются о том, как изменить мир. Очень часто именно их идеи задают будущие тренды и меняют очень многое», — пишет на своей странице в Facebook один из ведущих в России экспертов в области творческих индустрий Елена Зеленцова.

Специалисты в этой области все чаще говорят о том, что нет смысла поддерживать отдельную креативную отрасль, нужно поддерживать всю производственную цепочку: если регион делает ставку на музыкальный кластер, значит, нужно построить много гостиниц. Если в регионе активно развиваются студии дизайна и моды, необходимо хорошо налаженное текстильное производство, информационные технологии для этого сектора. Уже сегодня очевидно, что социальный запрос на творческие пространства сформирован в Екатеринбурге, но исторические объекты, на базе которых могут быть созданы новые проекты, находятся в небольших городах, а там нет качественной гостиничной инфраструктуры для поддержки уровня спроса со стороны аудитории.

Некоторые регионы пошли по пути формирования законодательной базы. Югра стала первым регионом в стране, где разработали проект закона о креативных индустриях и сейчас аналогичный закон готовит Свердловская область. Вероятно, стоит совместно поискать нетрадиционные форматы взаимодействия региональных продюсеров и субъектов креативной экономики.

В вопросах развития этого типа индустрии нужен особый подход, считает Ян Кожан:

— Мы видим, что движение региональной власти в сторону креативных индустрий в Свердловской области началось очень активное. Мы сейчас постоянно находимся в диалоге с министром инвестиций и развития Викторией Казаковой.   Мы уверены, что  в данном случае очень важно общаться на парт­нерских позициях. Лучше избежать сценария, когда креативные индустрии приходят к власти и говорят, что они такие классные, а власть говорит о том, что у нее уже есть готовая модель для подобных проектов. Это процесс, который необходимо с самого основания строить вместе.       

Новости

В Свердловской области появилась новая крытая ледовая арена

08.12.2021

В многоэтажке под Невьянском произошли взрыв и пожар

08.12.2021

Полиция получила новые полномочия

08.12.2021

«Уральские авиалинии» с начала года перевезли более 8,5 млн пассажиров

08.12.2021

РМК разрешили строить в Екатеринбурге музей оружия по проекту бюро Нормана Фостера

08.12.2021

В Челябинской области отменен запрет на ночную работу общепита

08.12.2021

Югра, открытая народам мира

08.12.2021

В УрФУ с 27 по 30 декабря очных экзаменов не будет

08.12.2021

С вводом графика движения на 2021/2022 гг. на СвЖД появятся новые поезда

08.12.2021

Универсиада-2023: кабмин РФ отметил отставания в строительстве объектов

08.12.2021

Срок действия ПЦР-теста на коронавирус сокращен с 72 часов до 48 часов

08.12.2021

Открыт реконструированный 86-километровый участок федеральной трассы Р-404 Тюмень — Тобольск — Ханты-Мансийск

07.12.2021

Перевозки контейнеров на СвЖД с начала года выросли на 9,7%

07.12.2021

Red Wings запустит в январе четыре новых рейса из Челябинска

07.12.2021

Пермский край подал заявку на создание первой особой экономической зоны

07.12.2021

Регионы Урала получат из федерального бюджета дополнительные средства на строительство и ремонт дорог

07.12.2021

Туроператоры просят продлить сроки исполнения обязательств перед туристами по закрытым странам

07.12.2021

Стрельба в пермском университете: срок содержания стрелка под стражей продлен

07.12.2021

Дефицит бюджета Свердловской области в 2022 году увеличится до 11,2 млрд рублей

07.12.2021

1,9 млрд рублей добавят на строительство объектов Универсиады в Екатеринбурге

07.12.2021

700 млн рублей получит Тюменская область на реализацию проекта нового жилого комплекса

07.12.2021

Расходы на здравоохранение в Свердловской области увеличены на 11,9 млрд рублей

07.12.2021