Как ускорить рост российской экономики

November 22, 2020

Россия может после кризиса выйти на   сопоставимые с мировыми темпы роста экономики.  Для этого нужно    масштабное увеличение долгосрочного кредитования   с привлечением институтов развития, пенсионных фондов и ФНБ, считает главный экономист Института ВЭБ.РФ Андрей Клепач.

В мировом экспертном сообществе обостряется дискуссия о моделях восстановления экономики.  Главный экономист Института ВЭБ.РФ Андрей Клепач на пленарной сессии «Реакция экономики на коронакризис в России и в мире. Инструменты восстановления» в рамках юбилейной XV Международной конференции «Российские регионы в фокусе перемен» * обозначил среднесрочные и долгосрочные вызовы российской экономики. Приводим ключевые тезисы.

 — Согласно последнему докладу МВФ в этом году объем мирового ВВП снизится на 4,4%, наш прогноз около 4%.  Но важнее оценить динамику 2021 года. МВФ ожидает рост на 5,2%, я думаю, что реальность будет хуже, потому что вторая волна вируса продлится, по-видимому и в первом квартале следующего года, а возможно и дальше. Мы оцениваем рост мирового ВВП в следующем году на 4,5% при отсутствии 3-й волны пандемии.

Нефтековидный шок

Базовые вызовы 2020 года связаны с двумя шоками — распространением коронавируса и падение цен на нефть. При этом нефтяной шок был только частично связан с пандемией. Его проявлению способствовали еще и специфичные факторы — дисбаланс между вводом новых мощностей по добыче нефти и ограниченным ростом спроса.

Цены на нефть начали восстанавливаться, но сейчас введение нового локдауна в некоторых странах затормозит динамику. Спрос на нефть, и особенно на авиационный бензин, будет ниже, поэтому цены, скорее всего, к концу этого года закрепятся на уровне около 40 долларов за баррель марки «Urals». Есть вероятность, что при этом рынок вновь выйдет из равновесия с подъемом цен, а в последующие годы будет новое падение.  Консенсус -прогноз предполагает выход цен в 2022-2023 годах на уровень 52-55 долларов за баррель. Наш прогноз более консервативен, мы считаем, что на этом горизонте цены на нефть будут 46-49 долларов за баррель.  Рост цен будет сдерживать возобновление добычи на новых месторождениях в странах, которые вынуждены были их заморозить на время пандемии, а также в странах, пострадавших от санкций и войн.  Свой вклад вносит и неопределенность с параметрами соглашения ОПЕК на следующий год. В целом мы думаем, что чем сильнее будет взлет цен в конце 2020-го и в 2021 году, тем выше вероятность нового падения цен в 2022-2023 годах.

Нужно учитывать, что страны и регионы будут по-разному выходить из этого кризиса. По итогам этого года наибольший спад будет в странах южной Европы, Франции, Великобритании, странах Латинской Америки. В США картина выглядит лучше, спад по оценке МВФ составит около 4%. Экономики Индии и ЮАР также в числе сильно пострадавших.  В 2020 году в целом по БРИКС снижение суммарно не превысит 2%, но это произойдёт за счет быстрого восстановления экономики в Китае. Китай показал, что полуплановая экономика и власть партии позволяют, несмотря на большие издержки, достаточно эффективно справиться с масштабной пандемии. Китай, наверное, единственная страна, которая, продемонстрирует восстановление по итогам этого года. Остальные страны БРИКС, также как США и Еврозона, восстановятся к докризисным уровням не раньше 2022 года.

Российский сценарий

Для российской экономики падение цен на нефть и особенно объемов добычи стало серьезным фактором снижения российского ВВП. Кроме падения цена на нефть в России шок от пандемии и мер самоизоляции получила сфера услуг, и по ней удар оказался сильнее, чем по материальному производству.  По нашим оценкам в этом году российский ВВП снизится на 4%, в  2021 году рост составит 2,3%, тогда как прогноз правительства — 3,3%.  Наш прогноз совпадает с оценками Счетной палаты. Мы даем достаточно низкие ожидания в отношении инвестиций на 2021 год, мы считаем, что инвестиции вырастут всего на 1,4%.  И не потому, что нет ресурсов, деньги есть, а потому что предпринимательская неуверенность крайне высока.

Мы считаем, что Россия может расти быстрее прогнозов, заложенных в базовом сценарии.  Если ввести дополнительные стимулирующие социальные и секторальные меры в 2021-2024 годах в размере 1,8-2% ВВП российская экономика может выйти на траекторию роста в 3,5-3,9%, то есть не уступать  мировым темпам. Для этого необходима модификация бюджетного правила и докапитализация институтов развития в среднесрочном периоде минимум на 300-500 млрд руб. в год в сочетании с увеличением объема госгарантий. Консервативная внешнеэкономическая конъюнктура будет сохраняться.  Для достижения опережающих темпов роста в этих условиях потребуется масштабное увеличение долгосрочного кредитования экономики, в том числе по линии институтов развития, с учетом привлечения средств пенсионных фондов и Фонда национального благосостояния.

Но для  конкретной семьи динамика ВВП это не самое главное, для людей важен их доход. И вот здесь на уровне макроэкономики возникает одна из самых болевых точек, потому что реальные доходы населения при той динамике, которая сейчас сложилась, в 2024 году будут отставать от уровня 2013 года. Острота проблемы доходов населения и социального неравенства будет нарастать. За 2014-2017 годы реальные доходы населения понизились на 11% к 2013 году, к 2020 году спад вырос до 13,3%. При прогнозируемом на ближайшие годы росте реальных доходов даже в 2024 году они будут на 4,3% ниже уровня 2013 года. Это означает, что нужен не только дополнительный импульс экономического развития, но и серьезные социальные меры.

Вызовы и угрозы

На наш взгляд построение новой модели развития должно идти одновременно с поиском ответа на множество вызовов.  В частности, это вопрос свободы и роли государства.  Мы видим, что пандемия резко повысила спрос на государственную поддержку, при этом в будущем придется ставить вопрос о масштабах госрегулирования. Появится потребность в общественной координации, наиболее остро встанет вопрос свободы регионов.  

Мы не сможем уйти и от мировой повестки, в частности тематики «зеленого роста». Но на мой взгляд, при всей актуальности низкоуглеродного развития мы не можем решать эту проблему за счёт населения.  В мире еще очень много людей живет фактически без нормального доступа к цивилизованным источникам энергии. Поэтому придется думать, как   совместить зеленый рост и низкоуглеродное развитие с преодолением бедности.

Вопрос здравоохранения еще долго будет в мировой повестке.  Пандемия поставила вопрос оценки устойчивости здравоохранения в эпидемической ситуации. И сделать это оказалось достаточно сложно, потому что устойчивость мало связана с общим уровнем расходов на здравоохранение.  В США и Еврозоне этот уровень всегда был высоким, но это не позволило им избежать высоких показателей смертности и заболеваемости. В то же время Китай расходы на здравоохранение были крайне ограничены, но эта страна смогла продемонстрировать достаточно высокий уровень защиты населения от пандемии.   То есть решение вопроса не только в увеличении финансирования, это еще и в серьезной перестройке самой модели и здравоохранения, и этот вызов является долгосрочным.

Пандемия показала, что технологический прогресс нельзя сводить только к цифровизации. В обществе огромный спрос на новые методы лечения человека.  В приоритет нужно ставить   не только искусственный    интеллект, но и медицинские и биотехнологии, новые материалы.  

В условиях пандемии все страны пытались спасаться за счет закрытия границ и в мире начались дискуссии о кризисе глобализации.  Вопрос новой модели мирового сотрудничества крайне актуален, и он не должен сводиться только к торговле и экономическому росту.  Необходимо сотрудничество ради  сохранения природы, сбережения здоровья людей.

* Организаторы конференции —  Аналитический центр «Эксперт», журнал «Эксперт-Урал» совместно с Институтом экономики и управления УрФУ и Уральским федеральным университетом.

фото из архива Э-У

Новости

На Ямале в 2022 году отремонтируют до 180 км дорог

26.11.2021

Председателем совета директоров «Калашникова» избран индустриальный директор Ростеха Бекхан Оздоев

26.11.2021

В шести регионах Уральского федерального округа определены в общей сложности 103 проекта комплексного развития территории

26.11.2021

Уникальное для России светосигнальное оборудование установлено на взлетно-посадочной полосе аэропорта Новый Уренгой

26.11.2021

Следственный комитет России проверит ситуацию со сносом аэровокзала Уктус в Екатеринбурге

26.11.2021

Более 2 млн кв. метров жилья введено в Свердловской области за десять месяцев этого года

26.11.2021

Источник радиации в центре Челябинска обезврежен

26.11.2021

СвЖД завершает реконструкцию станций Ярино и Боковая по программе развития направления Пермь – Соликамск

25.11.2021

Губернатор Александр Моор: Боровская птицефабрика будет сохранена, производство восстановлено

25.11.2021

Более 3 млн туристов посетят Тюменскую область к концу года

25.11.2021

Послание губернатора Тюменской области Александра Моора: В Тюменской области должен появиться межуниверситетский кампус

25.11.2021

Послание губернатора Тюменской области Александра Моора: в регионе создадут Центр цифровой трансформации

25.11.2021

Деньги для дела: быстро и просто

25.11.2021

Объединение традиций и инноваций

24.11.2021

Какими могут стать площадь у Драмтеатра и набережная городского пруда в Екатеринбурге

24.11.2021

Пять трехсекционных грузовых электровозов «Гранит» пополнили локомотивный парк Свердловской магистрали

24.11.2021

Как вести успешный бизнес с помощью программ господдержки

24.11.2021

Доля заразившихся коронавирусом детей в Курганской области — около трети от общего числа случаев, трое детей умерли

24.11.2021

Несовершеннолетние в Свердловской области смогут проходить в ТЦ без взрослых

24.11.2021

Рейсы из Тобольска в Москву восстановлены

24.11.2021

Начинающему бизнесу расскажут, как в 2022 году выйти на рынок с новой идеей

24.11.2021

Полномочный представитель президента РФ в Уральском федеральном округе Владимир Якушев ушел на самоизоляцию

24.11.2021