Действительно ли кризис COVID-19 показал бизнесу важность умения меняться?

September 13, 2020

Самый глубокий след в бизнес-среде глобальный кризис COVID-19 оставил в направлении изменений. Несомненно, никто не мог заранее оценить масштабы происходящего, и в наши дни остается еще много вопросов на глобальном и локальном рынках. Опубликованные прогнозы в основном безрадостны, а неопределенность велика. Исследовательская и консалтинговая компания Gartner недавно выпустила дополнение к глобальному прогнозу развития отрасли на второе полугодие, значительно подкорректировав его. Если в январе исследовательская фирма объявила, что глобальные расходы на ИТ увеличатся с 3,8 трлн долларов в 2019 году до 3,9 трлн долларов в 2020 году, то теперь она полагает, что показатели роста, в том числе продажи устройств и облачных технологий, не остановятся на снижении и в 8% по сравнению с 2019 годом.

Хотя карантин отменен и границы открыты во многих местах по всему миру, все по-прежнему решается в условиях большого страха и ограничений, хотя неизвестно, эти меры являются временными или постоянными. Вторая волна, которой боится весь мир, становится все более ощутимой. В то время как некоторые компании пытаются оправиться от удара предыдущего карантина, другие приходят к выводу, что те, кто научился быть гибким и смог измениться, сумели выжить и даже получить конкурентное преимущество перед аналогичными предприятиями, при этом технологии в этих процессах играют важную роль.

Понятие «гибкость» изменилось до неузнаваемости.

«Гибкость» — это знакомое понятие в ИТ, которое относится к способности системы адаптироваться к изменениям и защищать бизнес и его заказчиков от бедствий или серьезных сбоев. Бизнес, вложивший средства в гибкость своей ИТ-инфраструктуры, сможет продолжить работу с той же точки, где он существовал до катастрофы или сбоя.

Когда дело доходит до пожара, войны или кибератаки на организацию, гибкость действительно может вернуть бизнес на ноги, позволить ему вести себя так, как если бы катастрофы вообще не было, и продолжить нормальную работу.

Однако, когда речь идет о глобальной катастрофе, такой как кризис COVID-19, этого недостаточно. Организации не могут вернуться к той же точке, в которой они были до начала кризиса. Они должны измениться и быстро, если они хотят выжить и выделиться среди конкурентов. Возвращение в докризисное время для многих из них — смертный приговор.

После кризиса COVID-19 компании должны перестраиваться и активизировать цифровую деятельность. Например, предприятиям розничной торговли, бизнес которых связан с продуктами питания, пришлось ускорить доставку товаров на дом непосредственно потребителю и создать мощную ИТ-инфраструктуру для поддержки спроса. Производители, которые обычно доставляют товар исключительно в магазины, во время кризиса полностью изменили способ дистрибуции. Точно так же органы правительства, среди которых министерства образования, здравоохранения, труда и социальной защиты, финансов, которые меньше всего привыкли к кардинальным изменениям, были вынуждены пересмотреть способы работы и перейти к удаленному или частично удаленному управлению. Традиционным организациям, таким как банки и страховые компании, пришлось быстро разрешить в том числе и удаленную работу из дома при одновременном продвижении услуг через приложения и онлайн-сервисы — и все это, конечно, с обеспечением высокого уровня безопасности.

Кризис COVID-19 настолько сильный, что до сих пор неизвестно, когда он закончится. И бизнесу просто необходимо выработать навык быстро меняться, трансформировать бизнес-модели и приготовиться к изменениям, что требует резкого увеличения ИТ-инфраструктуры в течение неопределенного периода времени.

Как обеспечить бизнесу гибкость?

Чтобы бизнес мог быстро меняться и адаптироваться к изменяющейся реальности после кризиса, ему необходимо предоставить гибкость. Гибкость в компаниях выражается двумя способами:

Технологии по требованию: поставщики технологических решений, увидевшие потребности заказчиков в повышенной гибкости, начали предлагать новые модели услуг или решений по запросу, в соответствии с фактическим потреблением, в необходимом объеме и только в то время, когда это необходимо. В области хранения, например, это дает организациям возможность быстро реагировать на изменения, а также увеличивать и уменьшать объемы данных по мере необходимости. Таким образом предприятия могут запускать проекты и быстро реагировать на изменения рынка с помощью инновационных продуктов, не прибегая к длительным, дорогостоящим и сложным закупочным кампаниям.

Предоставление объема хранения по требованию стало «глотком свежего воздуха» для многих предприятий, которые в наши дни изо всех сил пытаются удовлетворить потребности организации и помочь ей на пути к выживанию и не могут позволить себе сложное внедрение дорогостоящих систем хранения или огромных финансовых затрат на облачное хранилище.

Снижение физического присутствия персонала в центрах обработки данных: кризис COVID-19 повысил важность способности проводить плановое или специальное обслуживание в центрах обработки данных максимально продуманным способом с минимальными затратами. В области хранения данных важно минимизировать количество раз, когда требуется физический доступ к центру обработки данных и выполнение ремонтных работ. Высокая избыточность оборудования на уровне n + 2 позволяет устранять любые неисправности не в экстренном формате. То есть дает возможность собрать ряд неисправностей и устранить их тогда, когда это возможно, чтобы бизнес не попал в серьезную аварию.

Гибкость теперь должна позволить бизнесу не только вернуться к докризисному ритму работы, но также измениться и переоценить текущее положение на случай непредсказуемых сценариев, срок которых неизвестен. Компании, обладающие таким уровнем гибкости, могут иметь значительное конкурентное преимущество и устоять перед лицом резких изменений на рынке, на котором они работают. Что касается поставщиков технологических решений, то пришло время предоставить предприятиям гибкие модели потребления, что позволит им, с одной стороны, выводить на рынок инновации, а с другой — решать вопросы физических ограничений.

 

Новости

Введение QR-кодов для посещения крупных торговых центров и предприятий общепита в Тюменской области отложено до 20 января 2022 года

17.12.2021

Компания с необычной историей

17.12.2021

В Свердловской области ввели обязательную вакцинацию студентов

17.12.2021

Куда полететь из Екатеринбурга на новогодние каникулы

17.12.2021

Правительство продлило турбизнесу возможность использовать средства фонда персональной ответственности для возврата денег туристам

17.12.2021

«Титановая долина» вошла в топ-10 рейтинга привлекательности ОЭЗ РФ

17.12.2021

Екатеринбург в 2022 году может перейти на метод ценообразования на тепло по принципу «альтернативной котельной»

17.12.2021

Рекорд суточной погрузки поставила Свердловская магистраль 16 декабря

17.12.2021

Муниципалитеты Свердловской области получат рекордную сумму на ЖКХ

17.12.2021

Перед аэропортом Кольцово установят стелу-петлю

17.12.2021

Около 3 млрд рублей получит Свердловская область в рамках подготовки к Универсиаде

17.12.2021

Почти 1,2 млн перевозочных документов оформили клиенты СвЖД с помощью цифровых сервисов в 2021 году

16.12.2021

ПСБ и ТПП РФ расширят доступ малого бизнеса к проектам диверсификации ОПК

15.12.2021

Екатеринбург станет двухмиллионником к 2030 году

14.12.2021

Около десяти новых площадок выберут в Екатеринбурге для применения механизма комплексного развития территории в 2022 году

14.12.2021

Уровень вакцинации в регионах УрФО почти вдвое меньше, чем требуется для коллективного иммунитета

14.12.2021

Авиакомпания Utair запускает с 10 января рейс Сургут — Курган

14.12.2021

Корпорация развития Среднего Урала получила контрольный пакет акций в управляющей компании индустриального парка «Богословский»

14.12.2021

3087 семей улучшили в 2021 году условия проживания в рамках жилищных программ Тюменской области

14.12.2021

Первая в России беспилотная «Ласточка» может появиться в 2022 году

13.12.2021

В Екатеринбурге подведены итоги социальной акции «Говорящая книга»

13.12.2021

На строительство ледокольного танкера для «Арктик СПГ 2» выделено 890 млн рублей

13.12.2021