Максим Андреев: МГУ, Финансовый университет при правительстве Российской Федерации; Rosterize

Автопилот по планированию

October 19, 2021

Российский стартап вывел на рынок уникальное решение для авиации — цифровой помощник для процесса планирования экипажей с фокусом на небольшие авиакомпании

Все мы очень не любим, когда задерживается наш рейс на самолет. А это происходит в том числе и потому, что у авиакомпании не хватает экипажей, особенно бортпроводников. А как оказывается, оптимально укомплектовать борт — необычайно сложная задача. Об этом ходе в исследования АЦ «Эксперт» предпринимательских университетов и бизнес-школ — генераторов предпринимателей новой экономики — нам рассказал сооснователь проекта Rosterize  Максим Андреев. Он с партнером создал цифровой помощник для процесса планирования экипажей.

— Максим, в чем заключается проблема?

— У всех авиакомпаний есть очень сложная задача — это планирование работы экипажей воздушных судов. Причин этому много — и специализированное трудовое законодательство, которое не всегда однозначно прописывает режим работы экипажей, и особые требования регуляторов по допускам и поддержанию квалификации, и индивидуальные ограничения и пожелания членов экипажей. При этом необходимо учитывать риски и делать расписание более стабильным, чтобы, например, бортпроводники не скакали с рейса на рейс, это увеличивает шанс сбоя в расписании. Задержка рейсов в одном месте влияет на все расписание, и авиакомпании отменяют рейсы, потому что не хватает экипажей, особенно бортпроводников. А ведь еще нужно учесть множество экономических факторов. Вот и получается, что оптимально укомплектовать борт — необычайно сложная задача. Решить ее с помощью средств автоматизации могут только крупные авиакомпании, в частности «Аэрофлот» вкладывает колоссальные деньги в это направление. Чем меньше авиакомпания, тем чаще используется ручной режим, а значит, сложнее бороться за эффективность. Мы решили попробовать предложить универсальное решение с фокусом на небольшие авиакомпании, с учетом особенности их бизнес-процессов. Это цифровой помощник для процесса планирования экипажей авиакомпании, мы называем в шутку автопилот по планированию, который формирует готовое к использованию расписание. Мы также используем машинное обучение (ML/AI), чтобы «считать скрытые правила» авиакомпании, которые даже сложно сформулировать. Системы оптимизации, такие как наша, позволяют авиакомпаниям снижать расходы на экипажи до 10% за счет более эффективного планирования.

— Как вы вышли на эту идею?

— Я всю жизнь свою занимался IT-проектами для крупных корпораций, а мой друг и сооснователь Алексей Тарасов — математик, он всегда занимался прикладными задачами. У нас уже были совместные проекты, о которых люди слышали, и к нам обратилась одна авиакомпания, обозначив эту проблему. Мы изучили рынок, посмотрели, сколько денег берут за такого рода решения большие игроки, поняли, что задача масштабная и для маленького стартапа точно найдется место на рынке. Тем более что это очень интересная область на стыке науки, технологий и бизнес-практики.

 — Сейчас на какой стадии находится ваш проект?

— Мы начали летом 2019 года и в этом же году сделали прототип, в начале 2020 года получили первый договор с заказчиком и тут пришел COVID. Тогда все авиакомпании честно сказали: «Ребята, не до оптимизации, у нас сейчас персонала больше, чем нужно. Задача не релевантна». Но мы решили не разбегаться и продолжить делать продукт, тем более что к тому времени уже с большим количеством авиакомпаний пообщались, получили информацию, в течение года занимались доработкой проекта, обкаткой его в одной авиакомпании, сделали несколько пилотов для других. Сейчас все верят, что COVID будет побежден и гражданская авиация будет входить в нормальное состояние. Поэтому мы вернулись в переговорный процесс с заказчиками.

— На какие средства начинали проект?

 — На личные сбережения основателей. Сейчас у нас есть выручка, она частично покрывает наши затраты. Поэтому мы находимся в поиске инвестиций. Мы достаточно много общались с инвестиционными менеджерами российских и зарубежных фондов Проект и рынок у нас необычный, поэтому классических инвесторов он отпугивает, слишком тут много непонятного, а венчурных игроков, которые специализировались бы именно на авиации, достаточно мало. Наиболее приемлемым вариантом, нам кажется, конвертируемый заем, ищем и грантовую программу.

— На мировом рынке есть аналоги вашего продукта?

 — Есть, но все они решают задачи больших компаний. Продуктов для небольших игроков рынка авиации нет. В июне мы принимали участие в международной онлайн-конференции профессионалов по планированию экипажей и получили позитивную обратную связь. Судя по всему, сделали мы уникальное решение. Мы сейчас начали более активное общение с иностранными авиакомпаниями. Правда, пока таких коммуникаций немного, потому что был высокий сезон, и у всех плотное расписание, пока не до инвестиционных решений, но наш опыт показывает, что с сентября по апрель авиакомпании занимаются модернизацией, поэтому, мы надеемся, что к следующему апрелю будем понимать перспективы проекта.

— Как вы пришли в технологическое предпринимательство?

 — Я сам много лет занимался проектным IT-бизнесом, работал в ведущем системном интеграторе России, компании «КРОК», но меня всегда тянуло к созданию продуктов. Когда моя карьера в компании подошла к потолку, как раз появилась эта идея, и я, в общем, если честно, с радостью решил попробовать уйти из проектного IT-консалтинга в продуктовый стартап.

— Какое у вас образование?

— У меня два высших образования: физический факультет МГУ и Финансовая академия при правительстве РФ. Московский государственный университет дал мне большую часть деловых контактов. И это самое важное. Поэтому мне кажется, что современные университеты должны в первую очередь стать классной площадкой для нетворкинга. Это особенно важно на фоне развития онлайн-образования. Сегодня любой курс можно дистанционно прослушать, а вот теплые доверительные отношения, которые крайне полезны в бизнесе, дистанционно никак не выстроишь.

 — Почему вы решили получать второе образование в Финансовом университете?

 — Уже в середине своего обучения на физфаке МГУ понял, что я уже не буду ученым, а после нескольких лет работы в IT-отрасли пришло понимание, что мне для успешного развития в IT не хватает бизнес-образования.

 — Основателю стартапа нужно бизнес-образование, по вашему мнению?

 — Для того, чтобы быть способным организовать стартап, точно не нужно. Просто надо быть готовым к тому, что придется постоянно учиться. Базовые правила юриспруденции, бухгалтерии изучить придется, но для этого совсем не обязательно на лекции ходить. Я считаю, хорошего технического образования вполне достаточно для развития в области технологического предпринимательства.

— Что нужно изменить в наших университетах для того, чтобы как можно больше студентов, заканчивая вуз, выбирали карьеру предпринимателя?

— Здесь, наверное, нет универсального ответа, мы в компании «КРОК» много работали с вузами, и я могу сказать так, что базовое образование, конечно, у нас в основном хорошее. Но, мне кажется, что современная методика формирования учебных планов в вузах с точки зрения изучения передовых технологий сильно устарела. Студента учат тому, что уже потеряло актуальность. Как это преодолеть, я не могу сказать. Возможно, университетам нужна более тесная кооперация с лидерами рынка. Это работает, могу сказать по своему личному опыту. Нам в Финансовой академии курс по маркетингу читали и это никак не зажигало, но однажды на один семинар пришел практикующий маркетолог из банка. И буквально за два часа семинара у меня в голове выстроилась картинка, которая до сих пор мне очень сильно помогает в бизнесе.

— Что нужно, чтобы стартап получился успешным, по вашему мнению?

— С одной стороны, конечно, основатели должны гореть идеей, она должна им самим очень нравиться. Но, с другой стороны, они не должны ею сильно увлекаться. Надо постоянно себе задавать вопрос: «А я это делаю зачем? Потому что мне просто нравится делать этот marketplace, или потому что это принесет какую-то пользу людям?» И второй важный момент, нужно постоянно делать пересмотр того, чем мы занимаемся, потому что мы, основатели, нередко находимся в «плену галлюцинаций» в хорошем смысле слова. И надо постоянно проверять «галлюцинация это или правда?» При этом придется задавать себе много неприятных вопросов. И мне, кажется, стоит постоянно искать информацию и общаться. Сейчас в сети огромное количество источников, вступайте в соответствующие группы в социальных сетях, смотрите, что люди обсуждают, тратьте на это пятнадцать минут времени в день. В какой-то момент окажется, что это полезно.

— С какими трудностями вы столкнулись помимо COVID?

— Наш продукт международный. Российский рынок для нас слишком маленький, даже если мы установим нашу платформу на все российские авиакомпании. Наши основные клиенты на международном рынке, а там репутация России не играет в плюс, к сожалению. Иностранные авиакомпании на этапе обсуждения идеи говорят: «Да, это интересно, но, когда мы двигаемся к коммерческой части, разговор идет так: мы никогда не будем держать контракт с российской компанией, открывайте компанию в США или Евросоюзе». И это фантастическая сложность. Тут фамилию не сменишь, лицо не поменяешь. И основания для этого есть, наше законодательство создает огромное количество препятствий на пустом месте.

— Какое влияние, по вашему мнению, COVID окажет на развитие технологий?

— Я, безусловно, считаю, что COVID сжал во времени прогресс, который должен был произойти. Но при этом, возможно, возникли какие-то перекосы из-за того, что слишком быстро происходили изменения. Возможно, произойдет небольшой отскок назад, может, выяснится, что в отношении каких-то тенденций мы сильно передавили, и общество пересмотрит к им отношение. К примеру, нам часто говорят, что профессия программиста скоро умрет, ее заменит искусственный интеллект. Я не думаю, что на каком-то обозримом горизонте времени это произойдет. Тут, скорее, речь идет о том, что технологии позволяют найти решения, с помощью которых можно быстрее проектировать, быстрее понимать, что нужно пользователю, таким образом можно будет закрыть огромное количество простеньких маленьких процессов. Но, как только дело дойдет до масштабных сложных процессов, никуда без программистов не деться. Поэтому профессия разработчика, мне кажется, останется востребованной еще очень-очень долгие годы. Но при этом будет уходить в прошлое правило одной профессии на всю жизнь. Мне кажется, наши дети будут профессии каждые пять лет менять. Поэтому при построении карьеры это стоит учитывать и учиться познавать новое, постоянно быть открытым. Умение коммуницировать, донести свои мысли, это один из самых сложных Soft Skills, но это необходимо. И мне, кажется, сейчас слишком переоценивается важность онлайн-платформ для общения. Я разделяю оценку этого формата, которую слышал на одном семинаре. Вероятнее, еще достаточно долгие годы продавцы будут летать к своим заказчикам, а не продавать все по телефону или Zoom, потому что у них очень значимая часть успеха от продажи основана на ощущении человека, способности уловить какие-то вибрации. Чтобы научиться быть столь же эффективным через Zoom, потребуются совершенно другие технологии. Возможно, пройдет еще много лет, пока мы этому научимся, а может быть, не научимся никогда.

Новости

Открыт реконструированный 86-километровый участок федеральной трассы Р-404 Тюмень — Тобольск — Ханты-Мансийск

07.12.2021

Перевозки контейнеров на СвЖД с начала года выросли на 9,7%

07.12.2021

Red Wings запустит в январе четыре новых рейса из Челябинска

07.12.2021

Пермский край подал заявку на создание первой особой экономической зоны

07.12.2021

Регионы Урала получат из федерального бюджета дополнительные средства на строительство и ремонт дорог

07.12.2021

Туроператоры просят продлить сроки исполнения обязательств перед туристами по закрытым странам

07.12.2021

Стрельба в пермском университете: срок содержания стрелка под стражей продлен

07.12.2021

Дефицит бюджета Свердловской области в 2022 году увеличится до 11,2 млрд рублей

07.12.2021

1,9 млрд рублей добавят на строительство объектов Универсиады в Екатеринбурге

07.12.2021

700 млн рублей получит Тюменская область на реализацию проекта нового жилого комплекса

07.12.2021

Расходы на здравоохранение в Свердловской области увеличены на 11,9 млрд рублей

07.12.2021

Трансформировать перспективы в реальный рост качества жизни

07.12.2021

Рудник Урала — 2021: в Екатеринбурге состоялась крупнейшая на Урале выставка по горной тематике

06.12.2021

Курганская область получит 4 млрд рублей из федерального бюджета на ремонт мостов

06.12.2021

Эпидпорог по ОРВИ в Свердловской области превышен более чем на 60%, в Екатеринбурге — на 91,6%

06.12.2021

Омикрон выявлен в России

06.12.2021

В Свердловской области кадастровую оценку должны пройти более 4 млн объектов недвижимости

06.12.2021

Полмиллиона автоматов Калашникова на сумму более 677 млн долларов произведут в Индии

06.12.2021

«Южуралзолото» инвестирует 10 млрд рублей в создание туркластера в Хакасии

06.12.2021

Utair открывает первые прямые рейсы из Тюмени в Калининград

06.12.2021

На БАЭС будут хоронить промышленные отходы, содержащие техногенные радионуклиды

06.12.2021

Мудрости станет больше, а живости ума меньше

05.12.2021