Стимулы для новых точек роста

Стимулы для новых точек роста

Инструменты экономического развития в условиях пандемии обсудили участники XVI международной конференции «Российские регионы в фокусе перемен», прошедшей 18 — 20 ноября в Екатеринбурге. Организаторами делового события выступили Институт экономики и управления (ИнЭУ) УрФУ, Уральский федеральный университет совместно с аналитическим центром «Эксперт» и журналом «Эксперт-Урал».

— Мы должны быть нацелены на то, чтобы даже в имеющихся непростых обстоятельствах сохранять оптимизм, уметь адаптироваться и продолжать искать новые идеи для столь необходимой диверсификации экономики, укреплять государственные институты, развивать человеческий капитал, использовать современные технологии, — обозначил актуальность дискуссии ректор УрФУ Виктор Кокшаров.

По словам директора ИнЭУ УрФУ Дмитрия Толмачева, вопросы развития российских регионов — тема очень острая и безграничная: «Пандемия на протяжении уже почти двух лет вносит свои коррективы в экономические процессы страны. Но при этом текущая ситуация служит драйвером развития цифровой экономики, трансформации многих бизнес-процессов, что, несомненно, станет стимулом для новых точек роста в постковидный период».

— За последние полтора года изменились паттерны развития по регионам и странам, — считает заместитель директора ИМЭМО РАН по научной работе Сергей Афонцев. — Различия в темпах экономического спада объясняются четырьмя факторами. В зависимости от того, какой из них нанес наибольший ущерб экономике, мы можем говорить, что адаптация к нему, может быть, позволит странам восстановиться быстрее.

Первый фактор — масштаб распространения коронавируса в конкретных странах (число зараженных, смертность). Второй — интенсивность и продолжительность ограничительных мер. Третий — структура экономики и характер внешнеэкономических связей. Четвертый — характер антикризисной политики.

По оценкам Сергея Афонцева, «больше всего “упали” Еврозона и Индия — они ввели в прошлом году наиболее жесткие карантинные меры»: «В России не было столь жестких ограничительных мер, поэтому повысить экономические показатели за счет их снятия не получится. Соответственно, при поиске источника роста нужно обращать внимание на другие вызовы, которые не связаны с главными ударами кризиса. Таких факторов немало.

В краткосрочной перспективе это распространение пандемии и риски перелома восстановительной динамики. В среднесрочной — регуляторные новации и санкционные факторы, региональная нестабильность. В долгосрочной перспективе — влияние демографических потерь и катастрофические последствия для накопления образовательного капитала».

Помочь экономическому росту России может развитие собственных критических технологий, убежден главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач. По его мнению, в этом случае РФ может стать цент­ром притяжения для стран, отстаивающих технологический суверенитет. Эксперт считает, что сейчас российская экономика во многих сегментах рынка существенно зависит от импорта: «Например, более 80% программного обеспечения в стране — импортное, что в условиях санкций оборачивается отказом в поставке обновленных версий. Это серьезная проблема, масштабы которой очень сложно осознавать. Можно остановить все новые электрички — и “Сапсаны”, и “Ласточки” — по команде из космоса, я уже не говорю про самолеты. На волне санкций были проблемы по поставкам топливной аппаратуры к “Аэробусам” и “Боингам”, которые у нас летают. “Суперджет” на 70% состоит из импортных комплектующих, а МС-21, который проходит испытания, — на 50%. Это нормально, это элемент открытой экономики, но надо иметь определенные заделы, которые в период конфликтов помогают не только выживать, но и занимать другие конкурентоспособные позиции. Мало кто знает, что программное обеспечение управления нефтепроводами и в определенной части атомными станциями — французское, поэтому с Францией мы должны дружить. Традиционно приводятся оценки, что у нас на НИОКР расходуется 1% ВВП. Если возьмем импорт технологий, то НИОКР, который там заложен, — это примерно 1,5 — 2%. То есть, условно говоря, на одну единицу расходов на науку и технологии свои мы две единицы импортируем. Это вопрос не только уже импортозамещения, а вопрос того, какое научно-технологическое будущее мы видим».

— Если брать микроэлектронику, по объемам производства которой Советский Союз занимал второе место в мире, то сейчас у нас нет ни одной фабрики, обеспечивающей серийное производство чипов, — констатирует Андрей Клепач. — Однако нам удалось создать сеть дизайн-центров, мы смогли разработать линейку отечественных микропроцессоров, это процессоры «Эльбрус», «Байкал», сделали уверенные шаги по разработке отечественного ПО, не только специального, но и операционных систем, программного обеспечения, необходимого для конструкторских расчетов. При всех проблемах это серьезный рывок. Нам также нужно заниматься нейромедицинскими технологиями и фармой. Пока у нас расходы на медицину в научной части в 10 — 20 раз ниже, чем в развитых странах.

В рамках конференции состоялись дискуссии по рынку труда, образованию, денежно-кредитной политике, предпринимательству. Подробнее о результатах конференции — читайте в следующих номерах.